В ПАРУСИНОВЫХ БРЮКАХ

В ПАРУСИНОВЫХ БРЮКАХ

А. Тальковский, П. Вегин

В парусиновых брюках, широких, залатанных, длинных
Мы бродили вразвалку, чуть набок была голова.
Мы придумали море таким, как на старых картинках,
И условились так, что открыты не все острова.

Мы придумали город, где сушатся старые сети,
Где вокзал и причал одинаково рыбой пропах.
Мы придумали город, в котором суровые дети,
И развешаны компасы вместо часов на столбах.

Мы придумали Совесть — такую, что дай Бог любому.
Если где-то беда, ты попробуй-ка спрятать глаза;
Если крик за окошком, ты попробуй не выйти из дома,
Если в шторм кто-то тонет, попробуй гасить паруса.

А потом, как положено, возраст такой наступает —
Вырастаем из улочек детства, из милой земли.
Стрелку компас меняет, и город придуманный тает,
И пора уходить, и пора нам сжигать корабли.

Только я обманул Вас: я прическу сменил и походку,
Ну а парусник сжег, чтоб пахуча была и крепка,
Золотой и янтарной смолой просмолил свою лодку
И отправил на ней по морям своего двойника.

Лодка эта приходит не в солнечный день, а в ненастье,
Только знаю, что если глаза мне застелит туман,
Если я промолчу, откажусь от чужого несчастья —
Город мой, мою лодку и имя сожжет Капитан.

Песенник «Веселый ветер». Методические указания для бойцов студенческих отрядов. Часть 1. Тюмень, Тюменский государственный нефтегазовый университет, 2004.

ВАРИАНТЫ (3)

1. В парусиновых брюках

В парусиновых брюках широких, залатанных, длинных
Мы бродили вразвалку, чуть набок была голова.
Мы придумали море — таким, как на старых картинах,
И условились так, что открыты не все острова.

Мы придумали город, в котором рыбацкие сети
И причал, и базар одинаково рыбой пропах.
Мы придумали город, в котором суровые дети,
И развешаны компасы вместо часов на столбах.

Мы придумали совесть — такую, что дай бог любому —
Если грянет беда, то попробуй-ка спрятать глаза!
Если крик за окном, то попробуй не выйти из дома,
Если шторм, кто-то тонет, попробуй гасить паруса.

Но потом, как обычно, и возраст такой наступает —
Вырастаем из улочек детства, из милой земли.
Стрелку компас меняет, и город придуманный тает,
И пора уходить и пора нам сжигать корабли.

Только я обманул вас: я прическу сменил и походку,
Ну а парусник сжег, чтоб пахуча была и крепка.
Золотой и янтарной я смолой просмолю свою лодку
И отправлю на ней по морям своего двойника.

В парусиновый брюках широких, залатанных, длинных
Мы бродили вразвалку, чуть набок была голова.
Мы придумали море — таким, как на старых картинах,
И условились так, что открыты не все острова.

С не существующего ныне сайта Александра Кантемировского «Узелочек»

2. В парусиновых брюках…

В парусиновых брюках, широких, залатанных, длинных
Мы бродили вразвалку, чуть набок была голова.
Мы придумали море таким, как на старых картинках,
И условились так, что открыты не все острова.

Мы придумали город, где сушатся старые сети,
Где вокзал и причал одинаково рыбой пропах.
Мы придумали город, в котором суровые дети,
И развешаны компасы вместо часов на столбах.

Мы придумали совесть, такую, что дай бог любому,
Если рядом беда, то попробуй-ка спрятать глаза.
Если крик за окошком, попробуй не выйти из дома,
Если в шторм кто-то тонет, попробуй гасить паруса.

А потом, как положено, возраст такой наступает.
Вырастаем из улочек детства, из милой земли.
Стрелки компас меняет и город придуманный тает,
И пора уходить и пора нам сжигать корабли.

Только я обманул вас, я прическу сменил и походку,
Ну а парусник сжег, чтоб пахуча была и крепка,
Золотою янтарной смолой просмолил свою лодку
И отправил я в ней по морям своего двойника.

Лодка эта приходит не в солнечный день, а в ненастье.
Только знаю, что если глаза мне застелит туман,
Если я промолчу, откажусь от чужого несчастья,
Город мой, мое имя и лодку сожжет капитан.

А потом, как положено, возраст такой наступает.
Вырастаем из улочек детства, из милой земли.
Стрелки компас меняет и город придуманный тает,
И пора уходить, и пора нам сжигать корабли.

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует