Александр Городницкий — Я иду по Уругваю

Я ИДУ ПО УРУГВАЮ.

«Я иду по Уругваю,
Ночь — хоть выколи глаза.
Слышны крики попугаев
И мартышек голоса».

Над цветущею долиной,
Где не меркнет синева,
Этой песенки старинной
Мне припомнились слова.

Я иду по Уругваю,
Где так жарко в январе,
Про бомбёжки вспоминаю,
Про сугробы на дворе.

Мне над мутною Ла-Платой
Вспоминаются дрова,
Год далёкий сорок пятый,
Наш отважный пятый «А».

Малолетки и верзилы
Пели песню наравне.
Побывать нам не светило
В этой сказочной стране.

Я иду по Уругваю,
В субтропическом раю,
Головой седой киваю,
Сам с собою говорю.

Попугаев пёстрых перья,
Океана мерный гул.
Но линкор немецкий «Шпее»
Здесь на рейде затонул.

И напомнит, так же страшен,
Бывшей мачты чёрный крест,
Что на шарике на нашем
Не бывает дальних мест.

Я иду по Уругваю
В годы прошлые, назад,
Вспоминаю, вспоминаю,
Вспоминаю Ленинград.

«Я иду по Уругваю,
Ночь — хоть выколи глаза.
Слышны крики попугаев
И мартышек голоса».

Уругвай, порт Монтевидео

Песня написана на мотив известной в послевоенные годы песенки; первая строфа — цитата из неё.

«. В 1984 году мне довелось побывать в Монтевидео, столице Уругвая. И вот я вспомнил послевоенные годы, школу, где в седьмом-восьмом классе мы распевали такое — тогда ещё были мужские школы. Тяжёлое было время, в общем, полуголодное. В нашей школе мы почему-то пели песню которая пользовалась тогда большой популярностью, с такими содержательными словами: «Я иду по Уругваю,\\ Ночь — хоть выколи глаза. » — далее идут замечательные строки: «Слышны крики попугаев\\ и мартышек голоса». И я вспомнил почему-то эту песню, уже в Уругвае — и потом понял, почему. Мы тогда выходили из порта, — на рейде я увидел огромный чёрный крест, торчащий из воды на довольно большой глубине, и спросил, что это за крест. Выяснилось, что это не крест. Это верхушка мачты печально известного в своё время немецкого фашистского, «карманного» линкора «Адмирал граф Шпее», который был в 39-м году затоплен после морского боя прямо на рейде Монтевидео. И я вспомнил блокаду, Ленинград, и послевоенное время, и наш класс. » (Из воспоминаний А.М. Городницкого)

Ла-Плата — пресноводный залив в устье рек Парана и Уругвай, отделяющий Аргентину от Уругвая.

С сайта bards.ru, текст которому предоставлен Городницким

На разных фонограммах и в публикациях текст песни немного варьируется. Иногда название корабля ошибочно дается «Шпеер».

Я иду по Уругваю

«Я иду по Уругваю,
Ночь — хоть выколи глаза.
Слышны крики попугаев
И мартышек голоса».

Над цветущею долиной,
Где не меркнет синева,
Этой песенки старинной
Мне припомнились слова.

Я иду по Уругваю,
Где так жарко в январе,
Про бомбежки вспоминаю,
Про сугробы на дворе.

Мне над мутною Ла-Платой
Вспоминаются дрова,
Год далекий сорок пятый,
Наш отважный пятый «а».

Малолетки и верзилы
Пели песню наравне.
Побывать нам не светило
В этой сказочной стране.

Я иду по Уругваю,
В субтропическом раю,
Головой седой киваю,
Сам с собою говорю.

Попугая пестрый веер,
Океана мерный гул,
Но линкор немецкий «Шпеер»
Здесь на рейде затонул.

И напомнит, так же страшен,
Бывшей мачты черный крест,
Что на шарике на нашем
Не бывает дальних мест.

Я иду по Уругваю
В годы прошлые назад,
Вспоминаю, вспоминаю,
Вспоминаю Ленинград:

«Я иду по Уругваю,
Ночь — хоть выколи глаза.
Слышны крики попугаев
И мартышек голоса».

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует