Сергей Соловьев — Старая притча

СТАРАЯ ПРИТЧА

Слова и музыка Сергея Соловьёва

Рассопливился я чтой-то и продрог,
И обид на сердце — тяжким камнем груз,
Поднимуся на обшарпанный порог,
К бабе Мане обогреться попрошусь.

Дверь разбитая приветливо скрипит,
«Здравствуй, бабка дорогая, как дела?»
И накормит, и напоит, — пожурит,
Что давеча не попробовал вина.

«Расскажи мне, баба Маня, как же так,
К бедняку стучась в оконный переплёт,
Я не вижу фигой сложенный кулак,
Здесь наполнят тёплой кашею живот.

У богатых с серебра ломает стол,
И пудовые, на блюдах, осетры.
Там душою я и немощен, и гол,
Там грубы со мной, ехидны и остры.

Там — готовы дать под дых, и застращать,
Чтобы боле неповадно было впредь
Мне хоромы эти в жизни навещать,
Подаянья попросить у них посметь».

«Погляди, милок, в кухонное стекло, —
Видишь, парень на протезе, с костылём?
Он Афган прошел, и выжил, всем назло,
Он проверил своё тело на излом.

Вон мальчонка, — беспризорник, сирота.
Мать запила, батя с горя влез в петлю.
Жалко их, да только пенсия не та…
Изредка сердечных досыта кормлю»…

…От лампады огонёк на образах,
Разгоревшись, смоляки трещат в печи,
И хлебаю, со слезами на глазах,
Подгорелые бабусины харчи.

«Бог спаси, Мария, надобно идти,
Вкусно было, и хорош в печи огонь».
Крест кладёт на лоб: — «Счастливого пути»,
Заскорузлая старушечья ладонь.

«Погоди, сперва докушай-ка яйцо.
Поглядись теперя в зеркало, ну вот, —
В нём видно твоё небритое лицо,
И в улыбке до ушей беззубый рот.

Что же зеркало? — такое же стекло,
Только чуточку прибавишь серебра,
Пропадают состраданье и тепло,
Замечаешь исключительно себя…»

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует
/* */