Михаил Щербаков — Бродяги

БРОДЯГИ

Пёс их знает, бродяг, для какой они пользы, бродяги?
По каким по таким ордерам принимать их в расчёт?
В чём желательно было бы с ними сойтись? В чём не стоит?
Да и есть ли они вообще, Кто их видел, бродяг?

Не пойми-разбери, что за лица у них, что за взгляды.
Разговор — не пойми, алфавит, календарь — не пойми.
Что за дикость, должно быть, у них в головах и в одеждах.
Шерсть и войлок, должно быть, и всё. Замерзай, пропадай.

Я служу в патруле, я в машине сижу полицейской.
Меж развалин каких-то кружу, шевеленья слежу.
Уж не шабаш ли там у бродяг? Не иначе как шабаш.
То ворона взлетит, то собачья мелькнёт голова.

Уж не с ними ли ты коротаешь теперь новолунье?
Похудела, должно быть, обветрилась, стала смугла.
Шерсть и войлок на бёдрах твоих и груди, шерсть и войлок.
Как запутали, чем завлекли? Пёс их ведает, псов.

Мне нерадостно здесь одному меж развалин каких-то.
До утра далеко. Слаб и слеп мой патрульный фонарь.
Жизнь бессмысленна. Ты не со мной. Что за дикость повсюду!
Мне тоскливо, темно. Я люблю тебя. Псы ни при чём.
. . . . . . . . . . . .
Попадёшь через три с половиною года, другая,
непохожая, в руки блюстителя. Может, в мои.
Огорчу тебя. Бедра скручу гуттаперчевой лентой.
Под замок заключу. Заточу в бронированный сейф,

замерзай, пропадай. Знаешь утварь, в которой ты ныне
отражаешься? Это не зеркало. Это бердыш.
Рядом плаха. Она сохраняет присутствие духа,
как сказал — кто бы это сказал? — Иоанн Хризостом.

Примечание: последние две строфы не поются.

Щербаков М. К. Другая жизнь / Сост. И. Грызлов. – М.: Аргус, 1996

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует
/* */