Михаил Щербаков — Меж этим пределом и тем

МЕЖ ЭТИМ ПРЕДЕЛОМ И ТЕМ…

Меж этим пределом и тем,
плутая в изгибах пространства,
забыв обо всём насовсем, —
я помнил о ней, и напрасно.

Мария! Весна прожита.
Умчались твои вороные,
Бессмертна была лишь мечта,
бессмертна она и поныне.

Что злато звенело — пустяк,
Железо звенело не тише.
И праздник ещё не иссяк,
и флаги трепещут на крыше.

Но выше, чем флаги, — забор.
Трон старцев — тюрьма молодёжи.
На входе стоит мародёр.
На выходе стал мародёр же.

С какого конца ни начни —
к началу, уж точно, не выйдем.
Бессмертен лишь всадник в ночи,
и то потому, что невидим.

Мария. кораблик. душа.
Ничто ничему не подвластно.
Сто лет, спотыкаясь, греша,
я помнил тебя, и напрасно.

Покуда в дальнейшую мглу
мечта улетает жар-птицей,
на диком раёшном балу
останешься ты танцовщицей.

И если случится, что дня
не хватит для главной кадрили, —
Господь, отними от меня,
оставь для неё, для Марии.

А лучших путей не найти.
Что толку прельщаться иными!
Сошлись бы и наши пути,
но вечность легла между ними.

И полно, простимся с мечтой,
Будь счастлива, вольная птаха!
Мой всадник уже за чертой,
и на небо смотрит без страха,

Щербаков М. К. Другая жизнь / Сост. И. Грызлов. – М.: Аргус, 1996

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует
/* */