Михаил Щербаков — Шансон

ШАНСОН

Вершит народ дела свои, пройдохи ищут славы,
пророки врут, поэты пьют, богатства копит знать.
Стоит над миром год Змеи, все злобны, как удавы,
и каждый хочет сам в угоду году гадом стать.

А я в портовом кабаке
сижу, и губы в табаке,
и две монеты в кулаке, а в голове — шансон.
А в нём — мой страх, мой странный край,
туманный путь в желанный рай,
тот путь, который мной пока еще не обретён.

О, дай мне, Господи, ступить на этот путь
когда-нибудь, когда-нибудь, когда-нибудь.

Я, как и вы, друзья мои, устал глазеть на драки,
и вид оскаленных клыков нервирует меня.
Пройдёт над миром год Змеи, начнётся год Собаки,
и снова цепи, снова лай, и войны, и грызня.

Зачем так злобен род людской?
Да это ж просто год такой.
Но, как ни мучаю себя, но как себя ни злю,
за что, я не могу понять,
вы все так любите меня,
и не могу понять, за что я всех вас так люблю?

Дай Бог в пути мне добрым словом помянуть
кого-нибудь, кого-нибудь, кого-нибудь.

Вот я же вам не сын, не пасынок и даже не приёмыш,
а всё никак не соберусь расстаться с кабаком.
И в год Собаки я — щенок, а в год Змеи — змеёныш,
и научился не искать участия ни в ком.

Затих шансон, певец умолк,
и ты, гарсон, не верь мне в долг.
Уходят все, и мне уйти не лучше ль от беды?
Сквозь плач и вой, галдёж и звон,
по боли войн, по воле волн,
по жизни вдоль, по миру вдаль ведут мои следы.

О, дай мне, Господи, достичь, окончив путь,
чего-нибудь, чего-нибудь, чего-нибудь.

Щербаков М. К. Другая жизнь / Сост. И. Грызлов. – М.: Аргус, 1996

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует