Алеша, ша!

АЛЕША, ША!

Как-то раз по Ланжерону я гулял,
Только порубав на полный ход; (1)
Вдруг ко мне подходят мусора: (2)
«Заплатите, гражданин, за счёт!»

Алёша, ша —
Бери на полтона ниже,
Брось арапа заправлять (3) — эх-ма!
Не подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!

Вот так попал я на кичу (4)
И здесь теперь салаг учу:
«Сначала научитесь воровать,
А после начинайте напевать» —

А как ведут гулять во двор —
С метлою там гуляет старый вор.
И генерал здесь есть, и старый поп –
Ему как раз сегодня дали в лоб.

А если вы посмотрите в углу,
Там курочку пихают на полу. (5)
А уркаганы — наркоманы, как один,
С мелодией (6) торчат (7) под кокаин.

А вот однажды генерал
Перед шпаной такую речь держал:
«Я ж вас передушу всех, как мышей!»
В ответ он слышит голос ширмачей: (8)

«А генерал, чик-чик-чирик,
Бери на полтона ниже,
Брось арапа заправлять – эх-ма!
Не подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!»

А как-то поп с кадилою ходил,
Ширмачам такое говорил:
«Вам хочу я дать один совет…»
А ширмачи поют ему в ответ:

«Святоша, ша!
Бери на полтона ниже,
Брось арапа заправлять – эх-ма!
Не подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!»

(1) Т. е. поев как следует.
(2) Мусор — работник милиции.
(3) Не совсем точное употребление выражения «заправлять арапа». Автор смешал два устойчивых словосочетания — «заправлять арапа» (что значит «врать», «нести чепуху») и «брать на арапа» (пытаться запугать, «брать на горло»).
(4) Кича — тюрьма.
(5) Курочка, курица — у этого слова два значения в арестантском жаргоне. Первое — пассивный педераст (также — петух, кречет, пивень). Соответственно сборище пассивных педерастов называют «курятником». Другое значение — тайный доносчик, стукач (синоним — «наседка»). И тех, и других тюремный народ с одинаковым рвением готов «пихать», то есть использовать их в качестве лагерных женщин. Аркадий Северный на концертах заменял (вольно или невольно) эту строку и пел — «Там курочка канает на бану», что совершенно бессмысленно, поскольку в углу тюремной камеры не может быть никакого «бана» (вокзала).
(6) Мелодия — по-старому так назывался блатной жаргон (другое название — «музыка», «блатная музыка»). В современном жаргоне «мелодия» — это отделение милиции.
(7) Торчать — находиться под действием наркотика.
(8) Ширмачи – карманные воры.

«Алёша» считается одним из образцов классической «одесской» песни, что вроде бы подтверждает характерное упоминание Одессы-мамы и Ланжерона. На самом деле, как и во многих других случаях, одесский колорит — это всего лишь позднейшие изменения и дополнения. «Алёша» — переделка известной питерской песни революционных лет, причём вовсе не уголовной. В повести Аркадия Гайдара «Р.В.С.» один из героев, мальчишка по прозвищу Жиган, рассказывает: «Я, брат, всякие знаю. На станциях по эшелонам завсегда пел. Всё равно хоть красным, хоть петлюровцам, хоть кому. Ежели товарищам, скажем, — тогда «Алёша-ша» либо про буржуев».

К сожалению, полностью мне не удалось её восстановить, но один из куплетов, в частности, процитировал писатель Вадим Шефнер:

А как-то поп с кадилом ходил,
Товарищам такое говорил:
«Товарищи, я тоже за Совет!»
И слышит от товарищей в ответ:

«А ну-ка, поп,
Бери на полтона ниже,
Брось кадило раздувать!
Не подсаживайся ближе —
Петрограда не видать!»

Как можно убедиться, в первоначальном варианте нет ни Одессы, ни уголовщины. Но настоящую популярность песня приобрела, конечно, благодаря стараниям полублатных одесских «лабухов».

Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. С. 338-340.

Если верить воспоминаниям клоуна Петра Тарахно, то песня «Алеша-ша!» была популярна в портовых южных городах России уже осенью 1917 г., во времена республики. Сам он вспоминает, как тогда исполнил на ее мотив куплеты в керченском цирке после того, как его дважды забирали в милицию и требовали не петь произведения, дискредитирующие Февральскую революцию. На сцену он вышел с бутафорским замком, подушкой и одеялом, объяснив шпрехшталмейстеру, что после выступления его, возможно, «отправят туда»:

«Я начал петь куплеты на мотив популярной в то время песни «Алеша — ша!» Я их сочинил в тот же день, как побывал в милиции:

«Сейчас перед вами я стою
И распеваю песенку мою.
Мне приказали замолчать,
Язык велели крепче привязать,
Алеша, — ша! Возьми полтона ниже,
Меня ты хочешь запугать. «

Из ложи выскочили три офицера. Один бросился на манеж и крикнул солдатам, стоящим в проходе:

Меня схватили, но в тот же миг на манеж выскочил [борец] Лурих и крикнул:

— Вы не имеете права!

Тут же появились его товарищи, а потом с галерки сорвались те, кто в детстве были моими товарищами. И вот за руки меня держат уже не солдаты, а Володя Яшкес, Ваня Пшеничный и, чувствую, выталквают на конюшню. А там человек семьдесят, окружив меня, волной вынесли из цирка и уводят все дальше и дальше на гору Митридат.» [Тарахно П.Г. Жизнь, отданная цирку. М.: Искусство, 1976. С. 76-77].

ВАРИАНТЫ (3)

4-й куплет исполняется на мелодию 2-го куплета.

1. Как-то раз по Ланжерону я брела,
Только порубав на полный ход.
Вдруг ко мне подходят мусора:
«Заплати-ка, милая, за счет».

Алеша, ша! Бери на полутона ниже,
Брось арапа заправлять. Эх, ма!
И подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать.

2. Если посмотришь ты в углу,
Там курочки хиляют на бану.
А уркаганы, как один, как один,
В мелодии втыкают кокаин.

Алеша, ша! Бери на полутона ниже,
Брось арапа заправлять. Эх, ма!
И подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать.

3. Раз какой-то генерал
Перед шпаною речь держал:
«Я вас передушу, как тех мышей».
В ответ он слышит голос шермачей:

«Ах, генерал! Бери на полутона ниже,
Брось арапа заправлять. Эх, ма!
И подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать».

4. А поп кадилою кадит
И шермачам такого городит:
«Товарищи, где взять такой совет?»
Товарищи поют ему в ответ:

«Ах, попик, ша! Бери на полутона ниже,
Брось арапа заправлять. Эх, ма!
И подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать».

5. Как-то раз по Ланжерону я брела,
Только порубав на полный ход.
Вдруг ко мне подходят мусора:
«Заплати-ка, милая, за счет».

Алеша, ша! Бери на полутона ниже,
Брось арапа заправлять. Эх, ма!
И подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать.

Заправлять арапа – обманывать, дурачить.
Бан – вокзал.
Ланжерон – старый район Одессы.
Мусора – блюстители порядка.
Уркаган – вор, не останавливающийся ни перед каким преступлением.
Шермач – карманный вор.

Слова и музыка 1921-1924 годов.
Текст и мелодия записаны с напева ансамбля «Мираж» (1981)

Шел трамвай десятый номер… Городские песни. Для голоса в сопровождении фортепиано (гитары). / Сост. А. П. Павлинов и Т. П. Орлова. СПб., «Композитор – Санкт-Петербург», 2005. С. 3-6.

2. Как-то раз по Ланжерону я брела

Как-то раз по Ланжерону я брела,
Только «порубав» на полный ход.
Вдруг ко мне подходят мусора:
«Заплати-ка, милая, за счет!»

«Алеша, ша! Бери на полтона ниже,
Брось арапа заливать, эх-ма!
Не подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!»

Вот так попала я в кичу
И там теперь салаг учу:
Сначала научитесь воровать,
А после начинайте напевать:

«Алеша, ша! А на полтона ниже?
Брось арапа заливать, эх-ма!
Не подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!»

Как на прогулку выведут во двор —
С метлою там гуляет старый вор.
И генерал здесь есть, и старый поп
(Ему как раз сегодня дали в лоб).

«Алеша, ша! Ну? На полтона ниже.
Брось арапа заливать, эх-ма!
Не подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!»

А если вы посмотрите в углу —
Там курочка канает на бану.
А уркаган один, совсем один —
С мелодией втыкает кокаин.

«Алеша, ша! А на полтона ниже?!
Брось арапа заливать, эх-ма!
Не подтягивайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!»

А вот однажды старый генерал
Перед шпаной такую речь держал:
«Я ж вас попридушу всех, как мышей!»
В ответ он слышит голос ширмачей:

«Эх, генеральчик-чик-чирик! Эх, на полтона ниже.
Брось арапа заправлять, эх-ма!
Не подтягивайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!»

А поп кадилою кадит
И шармака такого городит:
«Товарищи, я тоже за Совет!»
Товарищи поют ему в ответ:

«Эх, попик, ша! А на полтона ниже?!
Брось арапа заправлять, эх-ма!
Не подтягивайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!»

Русский шансон / Сост. Н. В. Абельмас. – М.: ООО «Издательство АСТ»; Донецк: «Сталкер», 2005. – (Песни для души).

3. Алеша, ша!

Как-то раз по Ланжерону я брела,
Только порубав на полный ход.
Вдруг ко мне подходят фраера:
Заплати-ка, милая, за счет.

Алеша, ша! Возьми-ка на полутона ниже!
Брось арапа заправлять!
И не подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!

Если ты посмотришь в сторону одну —
Там курочки хиляют на бану.
А уркаган-наркоман, как один.
С мелодии стекает кокаин.

Раз какой-то генерал стоял, орал,
Он перед шпаною речь держал:
«Я передушу вас всех, как тех мышей!»
В ответ он слышит голос ширмачей…

Как-то поп с кадилою ходил, кадил,
Ширмачам такое говорил:
«Вам хочу, товарищи, я дать совет…»
«Товарищи» поют ему в ответ:

Алеша, ша! Возьми-ка на полутона ниже!
Брось арапа заправлять!
И не подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать…

Татьянин день: Песенник. — Серия «Хорошее настроение». — Новосибирск: «Мангазея», 2004.

Близкий вариант:

Как-то раз по Лонжерону я брела,
Только порубав на полный ход.
Вдруг ко мне подходят фраера:
Заплати-ка, милая, за счет!

Алеша, ша! Возьми-ка на полтона ниже!
Брось ты мне арапа заправлять!
И не подсаживайся ближе,
Брось Одессу-маму вспоминать!

Если ты посмотришь в сторону одну –
Там курочки хиляют на бану.
А уркаганы — наркоманы как один.
И с их мелодии стекает кокаин.

Раз какой-то генерал стоял орал,
Он перед шпаною речь держал:
«Я передушу вас всех, как тех мышей!»
В ответ услышал он от ширмачей:

Как-то поп с кадилою ходил-кадил,
Ширмачам такое что-то говорил:
«Вам хочу, товарищи, я дать совет. ».
А товарищи поют ему в ответ:

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует
/* */