Дре-Па-Пеш — В далеком Лондоне

ДРЕ-ПА-ПЕШ

В далеком Лондоне погасли огоньки,
В далеком Лондоне все спать легли.
И только в баре, где все по паре,
Танцуют танец шеко-гали до зари.

А дре-па-пеш-пеш-пеш-пеш-пеш.
А дре-па-пульки-пульки-пульки-пульки-пульки.
А дре-па-пеш-пеш-пеш-пеш-пеш,
А дре-па-пульки-пульки-пульки, и назад.

Один мальчишечка в углу сидит,
Его девчоночка с другим кутит.
Она кокетлива, ко всем приветлива,
А он всё курит, курит, курит и молчит.

Пошел он в поле, нарвал букет.
А сам гадает: возьмет иль нет?
Она взяла цветы, расхохоталася,
И разбросала по паркету весь букет.

Не плачь, мальчишечка, брось слезы лить,
Ведь нас, девчонок, нельзя любить.
Сегодня с этим, а завтра с третьим —
Вот так проходит наша молодая жизнь.

В далеком Лондоне погасли огоньки,
В далеком Лондоне все спать легли.
И только в баре, где пьют вино,
Любовь там пропита и продана давно…

С фонограммы Владимира Меньшова, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 3, «Восток», 2001. После последнего куплета припев повторяется дважды.

Действие песенки происходит не только в Лондоне, встречаются и другие географические варианты — «В далеком Рио спят корабли. » или, как приводит Анри Волохонский в статье «Забытые песни» («Митин журнал», №59, 2001), «В далеком Ревеле», причем возможным автором текста он называет Веру Инбер:

В далеком Ревеле погасли фонари
А в шумном баре зажглись огни
Играет джаз-банд, поет цыганка
И все танцуют модный шимми и фокстрот

Один лишь мальчик в углу сидит
Его Жаннета с другим кутит

Она приветлива и с ним кокетлива
А он сидит один в углу и все молчит
Зовет Жаннету он на фокстрот
Жаннета ручку ему дает.

Мой милый мальчик.
Ведь в шумном баре нельзя любить
Ведь там где женщины и где вино
Любовь забыта уж давно!

Историк и фольклорист Лев Пушкарев, перечисляя песенный репертуар батальона химзащиты, в котором он служил на 2-м Белорусском фронте, упоминает песню «В туманном Риме кругом все спит» — ее пели во взводе разведки. Вероятно, это один из вариантов той же песни (Пушкарев Л.Н. По дорогам войны. Воспоминания фольклориста-фронтовика. М: ИРИ РАН, 1995. С. 167).

Исполнение Бориса Львовича и Элеоноры Филиной, передача «В нашу гавань заходили корабли», «5 канал», 02.05.2010:

ВАРИАНТЫ (2)

1. В туманном Лондоне погасли фонари,
А в шумном баре горят огни.
Там увлекаются, там развлекаются,
И все танцуют модный шимми и фокстрот.

2. Один лишь мальчик угрюм сидит,
Его Жаннетта с другим кутит.
Она приветлива и так кокетлива,
А он один сидит в тиши и все грустит.

3. Зовет Жаннетту он на фокстрот, —
Жаннетта ручку ему дает.
Она танцует, в нем кровь волнует
И на мотив фокстрота песенку поет:

4. «Мой милый мальчик, ты не плачь, не грусти.
Ведь в шумном баре не бывает любви.
Ведь там, где женщины и где вино,
Там умерла любовь давно».

Слова и музыка середины 1920-х годов.

Шел трамвай десятый номер… Городские песни. Для голоса в сопровождении фортепиано (гитары). / Сост. А. П. Павлинов и Т. П. Орлова. СПб., «Композитор – Санкт-Петербург», 2005.

2. В далеком Лондоне

В далеком Лондоне погасли огоньки,
В далеком Лондоне все спать легли.
И только в баре, где все по паре,
Танцуют танец шеко-гали до зари.

А дрипа-пеш-пеш-пеш-пеш-пеш.
А дрипа-пульки, пульки, пульки, пульки, пульки.
А дрипа-пеш-пеш-пеш-пеш-пеш,
А дрипа-пульки, пульки, пульки,
И назад.

Один мальчишечка в углу сидит,
Его девчоночка с другим кутит.
Она кокетлива, ко всем приветлива,
А он все курит, курит, курит и молчит.

Пошел на поле он, набрал букет.
А сам гадает: возьмет иль нет?
Она взяла цветы, расхохоталася,
И разбросала по паркету весь букет.

Не плачь, мальчишечка, брось слезы лить,
Ведь нас, девчоночек, нельзя любить.
Сегодня с этим, а завтра с третьим —
Вот так проходит наша молодая жизнь.

В далеком Лондоне погасли огоньки,
В далеком Лондоне все спать легли.
И только в баре, все пьют вино,
Любовь там пропита и продана давно.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, «Книга», 1996.

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует