Друзья, прощайте, помираю

ЗАВЕЩАНИЕ ПЬЯНИЦЫ

Под вечер, осенью ненастной
Шел горький пьяница домой,
С разбитым глазом, с носом красным,
Держал бутылку под полой.

Оборотясь к стене ногами,
А головой — под самый кран,
Держал обеими руками
Большой наполненный стакан.

— Халат и туфли — все продайте,
Купите пьянице вина,
Попа до смерти накачайте —
Вот вам духовная моя.

На крышке гроба напишите
Какого года, сколько жил,
Три славных слова подчеркните:
«Покойник водочку любил».

В колокола вы не звоните
При погребении моем,
Почаще рюмками стучите —
Вот это самый лучший звон!

Друзья, исполните все это,
Я вас по-царски награжу
И с того света, с того света
Бочонок с водкою спущу.

И вот в день Страшного суда
Картина будет превосходна:
Пойдут все праведники в рай,
А пьяницы — в кабак повзводно.

Владимир Бахтин. Русское застолье // «Нева». 1995. №7. С. 231-232.

Песенка была популярна на лубочных картинках XIX в. Фрагмент ее звучит также в народной героико-романтической драме «Ермак». Ср. зачин этой версии с популярным романсом «Под вечер, осенью ненастной. » (слова Александра Пушкина, 1814, музыка разных композиторов, в том числе Николая Сергеевича Титова, 1829):

Под вечер, осенью ненастной,
В пустынных дева шла местах
И тайный плод любви несчастной
Держала в трепетных руках.

ВАРИАНТЫ (4)

1. Друзья, прощайте, помираю

Друзья, прощайте, помираю,
Ох, не я, а люди говорят.
Пальто да брюки оставляю,
Да две рубахи без заплат;

Телячий ранец и корзину,
И хуже сапоги,
И еще одну косынку,
Да кой-какие пустяки.

Именье это завещаю
Продать на рынке и потом
Зайти в трактир, напиться чаю
И посетить питейный дом.

И там отдайте долг за водку
Ваньке-скряге-бурсаку,
Пятак Маланье за селедку
И грош Борису-кваснику.

В том кабаке меня заройте,
В котором часто я пивал,
И так могилушку устройте,
Чтоб я под бочкою лежал,

Оборотясь к сеням ногами
И головой под самый кран,
Держа обеими руками
Огромный с водкою стакан.

Мою могилу обложите
Турецким чистым табаком,
А на могилу положите
Трубку с длинным чубуком.

Слепите памятник из глины,
Наймите Ваньку-маляра,
И он напишет вам картину –
«Мои великие дела».

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 3. М.: Стрекоза, 2000.

2. Песня алкоголика

Друзья, подагрой изнуренный,
Не в силах я уж больше пить
И в этой жизни вожделённой
Осталось мне недолго жить.

Моя духовная готова,
Сегодня да завтра да я умру.
Прошу исполнить слово в слово
Все, что щас я вам скажу.

В том кабаке меня заройте,
В котором чаще пировал,
И мне могилу так устройте,
Чтоб я под бочкою лежал.

Оборотясь к стене ногами,
А головой под самый кран,
И при себе держал руками
Огромный с водкою стакан.

В колокола вы не звоните
При погребении моем,
Лишь часто в бочку застучите,
Залейте пьяницу вином.

Надгробный стих мне не пишите,
В каком я чине сколько жил.
Всего три слова изложите:
«Покойный водочку любил».

Мундир и брюки вы продайте,
Купите пьяницам вина
И всех их пьяных напоите». —
Вот вам духовная моя!

С фонограммы Теодора Ефимова, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 5, «Восток», 2001.

3. Завещание пьяницы

Друзья, подагрой изнурённый,
Уж я не в силах больше пить.
И , может быть в сей жизни бренной,
Осталось мне не долго жить.

В том кабаке меня заройте,
В котором чаще пировал,
И мне могилу так устройте,
Чтоб я под бочкою лежал.

Оборотясь к стене ногами,
А головой под самый кран,
Держа обеими руками —
Огромный с водкою стакан.

Надгробных слов не говорите,
Я не привык к таким словам!
Цветов вы мне не приносите:
Не поклонялся я цветам!

Вы эпитафий не пишите,
Когда родился, сколько жил.
Тремя словами помяните:
«Покойный водочку любил!»

В колокола вы не звоните
При погребении моём —
А только рюмками стучите, —
Ведь это самый лучший звон.

Могилу всю мою усыпьте
Турецким крепким табаком
Три дня могилу поливайте
Шампанским искристым вином

Сюртук и брюки вы продайте,
Купите пьяницам вина!
Попов до смерти накачайте,
Вот вся духовная моя!

Когда исполните всё это,
Тогда я вас озолочу,
И на верёвке с того света,
Бочонок с водкою спущу!

Прислал Дмитрий Трофимов, ольдерман студенческой корпорации Fraternitas Arctica, 28 июня 2010 г.

4. Завещание пьяницы

Друзья, прощайте, умираю
Не я, а люди говорят,
пальто и брюки оставляю
И две рубашки без заплат.

Именье это завещаю
Продать на рынке, и потом
Зайти в трактир, напиться чаю,
И посетить питейный дом.

Телячий ранец и корзинку,
И худые сапоги,
Одну истертую косынку,
И кой-какие пустяки.

И там отдайте долг за водку
Ваньке скряге бурсаку,
Пятак Маланье и селедку
И грош Борису кваснику.

Долги все эти уплатите,
По завещании моем.
И в рюмки звонко постучите
Поставьте все их к верху дном.

В том кабаке меня заройте,
В котором чаще я пивал
И так могилу мне устройте,
Чтоб я под бочкою лежал.

Оборотясь к стене ногами,
А головой под самый кран,
Держа обоими руками
Огромный с водкою стакан.

В колокола вы не звоните
При погребении моем,
Но чаще рюмками стучите
Залейте пьяницу вином.

Надгробной вы мне не пишите,
Какого чина, сколько жил,
А лишь три слова напишите:
«Покойный водочку любил».

Вы могилу обложите
Турецким чистым табаком,
А на могилу положите
Мне трубку с длинным чубуком.

Слепите памятник из глины,
Наймите Ваньку маляра,
И он напишет вам картину
Мои великие дела.

Москва златоглавая: Сборник песен. М.: Книгоиздательство торг. дома «Евдокия Коновалова и Ко», 1914. С. 10-11.

Залайкать и забрать к себе на стену:


/* */