Два громилы

НАС СО ПСКОВА ДВА ГРОМИЛЫ

Одна из «классических» блатных песен. Огромную популярность приобрела благодаря первому советскому звуковому фильму «Путёвка в жизнь», посвящённому перевоспитанию чекистами беспризорников в специальных колониях. В фильме её поёт Михаил Жаров, исполнивший роль уголовника по кличке Жиган. Другая песня из этого кинофильма, получившая всенародную известность, — «Не люби вора» (другое название — «Щи горячие»). Скорее всего, в фильме были использованы подлинные уркаганские песни. Хотя первые источники, в которых мне встретилось упоминание об этой песне, относятся к 1933 году (у Дмитрия Лихачёва), когда «Путёвка» уже вышла на экраны. Существует также более поздняя переделка песни «Два громилы», которая тоже приводится в этом сборнике.

***
Нас со Пскова два громилы, (1) гоп-дери-бери-бумбия, (2)
Один я, другой — Гаврила, гоп-дери-бери-бумбия,
Жили-были, поживали, гоп-дери-бери-бумбия,
Баб барали, (3) водку жрали, гоп-дери-бери-бумбия!

Раз заходим в ресторан, гоп-дери-бери-бумбия,
Гаврила — в рыло, я — в карман, гоп-дери-бери-бумбия,
Баки рыжие срубили, (4) гоп-дери-бери-бумбия,
А потом на них кутили, гоп-дери-бери-бумбия!

Но недолго мы гуляли, гоп-дери-бери-бумбия,
Лягаши нас повязали, гоп-дери-бери-бумбия.
Хулиганку быстро шьют, (5) гоп-дери-бери-бумбия,
И ведут в народный суд, гоп-дери-бери-бумбия!

Нам судья попался строгий, гоп-дери-бери-бумбия,
Мы ему с Гаврилой — в ноги, гоп-дери-бери-бумбия,
Нас подняли чин по чину, гоп-дери-бери-бумбия,
Дали в рыло, дали в спину, гоп-дери-бери-бумбия!

А налево — прокурор, гоп-дери-бери-бумбия,
Он на морду — чистый вор, гоп-дери-бери-бумбия,
0н ведёт такую речь, гоп-дери-бери-бумбия,
«Лет на десять их упечь!», гоп-дери-бери-бумбия!

Вот защитничек встаёт, гоп-дери-бери-бумбия,
И такую речь ведёт, гоп-дери-бери-бумбия,
«Что на душу грех не брать, гоп-дери-бери-бумбия,
Я прошу их оправдать», гоп-дери-бери-бумбия!

Но не тут-то, братцы, было, гоп-дери-бери-бумбия,
Намотали нам с Гаврилой, гоп-дери-бери-бумбия,
Не ходить нам в ресторан, гоп-дери-бери-бумбия,
Не шмонать (6) чужой карман, гоп-дери-бери-бумбия!

(1) Варианты — «Мы со Пскова два громилы», «Мы с-под Пскова два громилы», «Мы Пскопские два громилы» и ещё некоторые, в которых обязательно указывается конкретное происхождение Гаврилы и его приятеля.
(2) Возможно, именно «благодаря» припеву «гоп-дери-бери-бумбия» в послевоенном ГУЛАГе появилась «масть» (арестантская каста, группа) «дери-бери» — то, что сейчас называется «беспредельщина» (в сталинских лагерях оба эти слова фактически были синонимичны).
(3) Барать — совокупляться.
(4) Баки рыжие срубили — взяли золотые часы («бочата», «бока» — часы на старой фене; «рыжий» — золотой).
(5) Хулиганку шить – предъявлять обвинения в хулиганстве.
(6) Шмонать – шарить, обыскивать (от «шмон» — обыск).

ЖИЛИ-БЫЛИ ДВА ГРОМИЛЫ

Более поздняя переделка знаменитого «Нас со Пскова два громилы». В частности, присказка «дзынь-дзынь-дзынь», «дралаху-дралая» и т.д., скорее всего, является «авторским изобретением» одесских блатарей, в отличие от классического «гоп-дери-бери-бумбия». Наиболее известно исполнение этой песни Аркадием Северным.

***
Жили-были два громилы, дзынь-дзынь-дзынь,
Один я, другой — Гаврила, дзынь-дзынь-дзынь,
А если нравимся мы вам, дралаху-дралая,
Приходите в гости к нам — дзынь-дзара!

Мы вам фокусы устроим, дзынь-дзынь-дзынь,
Без ключа замок откроем, дзынь-дзынь-дзынь,
Хавиру (1) начисто возьмём, дралаху-дралая,
А потом на ней кирнём (2) — дзынь-дзара!

Не успели мы кирнуть, дзынь-дзынь-дзынь,
А лягавый тут как тут, дзынь-дзынь-дзынь;
Забирают в ГПУ, дралаху-дралая,
А потом ведут в тюрьму — дзынь-дзара!

Девять месяцев проходит, дзынь-дзынь-дзынь,
Следствие к концу подходит, дзынь-дзынь-дзынь,
Собираются судить, дралаху-дралая,
Лет на десять посадить — дзынь-дзара!

Вот заходим в светлый зал, дзынь-дзынь-дзынь,
Судьи все давно уж там, дзынь-дзынь-дзынь,
Выступает прокурор, дралаху-дралая,
Он на морду — чистый вор — дзынь-дзара!

Сидит справа заседатель, дзынь-дзынь-дзынь,
Наш с Гаврилою приятель, дзынь-дзынь-дзынь,
А налево заседатель, дралаху-дралая,
Он карманов выгребатель — дзынь-дзара!

Впереди сидит судья, дзынь-дзынь-дзынь,
Рылом — чистая свинья, дзынь-дзынь-дзынь,
А когда мы дали в лапу, дралаху-дралая,
Стал для нас он родным папой — дзынь-дзара!

Тут защитничек встаёт, дзынь-дзынь-дзынь,
И такую речь ведёт, дзынь-дзынь-дзынь,
«Греха на душу не брать, дралаху-дралая,
Я прошу их оправдать — дзынь-дзара!
Они парни-симпатяги, дралаху-дралая,
И на морду работяги — дзынь-дзара!»

Не проходит тут и час, дзынь-дзынь-дзынь,
Оправдали судьи нас, дзынь-дзынь-дзынь,
Ксивы (3) на руки вручают, дралаху-дралая,
И на волю отпускают — дзынь-дзара!

Мы заходим в ресторан, дзынь-дзынь-дзынь,
Гаврила — в рыло, я — в карман, дзынь-дзынь-дзынь,
Бочата рыжие срубили, дралаху-дралая,
А потом всю ночь кутили — дзынь-дзара!

Жили-были два громилы, дзынь-дзынь-дзынь,
Один я, другой — Гаврила, дзынь-дзынь-дзынь,
А если бабки есть у вас, дралаху-дралая,
Пригласите в гости нас — дзынь-дзара!

(1) Хавира – квартира
(2) Кирнуть – выпить спиртного. Словечко известное, но разъясняю для особо рафинированной публики.
(3) Ксива – документ, паспорт


Жиганец Ф. Блатная лирика. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. С. 79-83.

Первый советский звуковой фильм «Путевка в жизнь» вышел в 1931 г., режиссер — Николай Экк. Время действия — декабрь 1923 г. Дмитрий Лихачев слышал эту песню в Соловецких лагерях, где сидел 1928-31 гг., причем он упоминает ее среди песен литературного происхождения, которые попали в лагеря из репертуара популярных эстрадных певцов того времени — Утесова и других (см. газету «Первое сентября», №77, 1999). То есть к 1928-31 гг. песня была уже популярна.

Фрагмент фильма «Путевка в жизнь»:

Нас на свете два громилы

Нас на свете два громилы, гоп-дери-бери-бумбия,
Один — я, другой — Гаврила, гоп-дери-бери-бумбия.
Друг на друга мы похожи, гоп-дери-бери-бумбия,
Как две туфли одной кожи, гоп-дери-бери-бумбия.

Раз гуляли да мы порой, гоп-дери-бери-бумбия,
Он с гитарой, я — с фомой.
Раз в квартирку да заскочили,
Все что было — утащили.

Тут , гоп-дери-бери-бумбия.
Гришка — в дверь, а я — в окошко, гоп-дери-бери-бумбия,
Мы по улицам бежали, гоп-дери-бери-бумбия,
Только пяточки сверкали, гоп-дери-бери-бумбия.

Исполнение Максима Кривошеева и Сергея Степанченко, передача «В нашу гавань заходили корабли», «5 канал», 1.02.2009:

ВАРИАНТЫ (4)

Жили были два громилы, дзынь-дзынь-дзынь,
Один я, другой Гаврила, дзынь-дзынь-дзынь,
А если нравимся мы вам, дралафу-дралая,
Приходите в гости к нам, дзынь-дара.

Мы вам фокусы устроим, дзынь-дзынь-дзынь,
Без ключа замок откроем, дзынь-дзынь-дзынь,
начисто возьмем, дралафу-дралая,
А потом на ней кирнем, дзынь-дара.

Не успели мы кирнуть, дзынь-дзынь-дзынь,
А легавый тут как тут, дзынь-дзынь-дзынь,
Нас забирает в ГПУ, дралафу-дралая,
А потом ведет в тюрьму, дзынь-дара.

Мы выходим в светлый зал, дзынь-дзынь-дзынь,
Судьи все сидят уж там, дзынь-дзынь-дзынь,
А выступает прокурор, дралафу-дралая,
Он на морду чистый вор, дзынь-дара.

Тут защитничек встает, дзынь-дзынь-дзынь,
И такую речь ведет, дзынь-дзынь-дзынь,
А греха на душу не брать, дралафу-дралая,
Я прошу их оправдать, дзынь-дара.
Эти парни, де, миляги, дралафу-дралая,
И на морду работяги, дзынь-дара.

Не проходит тут и час, дзынь-дзынь-дзынь,
Оправдали судьи нас, дзынь-дзынь-дзынь,
А ксивы на руки вручают, дралафу-дралая,
И на волю отпускают, дзынь-дара.

Мы заходим себе в ресторан, дзынь-дзынь-дзынь,
Гарило – в рыло, я — в карман, дзынь-дзынь-дзынь,
Бочата рыжие срубили, дралафу-дралая,
А потом на них кутили, дзынь-дара.

Жили были два громилы, дзынь-дзынь-дзынь,
Один я, другой Гаврила, дзынь-дзынь-дзынь,
А если нравимся мы вам, дралафу-дралая,
Приходите в гости к нам, дзынь-дара.

Две последние строки куплетов повторяются (кроме куплета «Тут защитничек встает…»)

Расшифровка фонограммы Максима Кривошеева, альбом «В нашу гавань заходили корабли: Новые встречи», Вып 3. ООО «Снегири-музыка», 2004.

5 апреля 2009 г. Максим Кривошеев прислал на e-mail сайта a-pesni комментарий к исполняемой им версии песни: «Вариант «Жили были два громилы» — это вариант, исполнявшийся Визбором, с добавлением фрагмента, напетого мне Сергеем Адамовичем Ковалевым «Эти парни, де, миляги». Он мне понравился, и я его добавил к подходящему куплету. Был еще один фрагмент от Сергея Адамовича, неприличный «А ты, кукушка не кукуй, дралафу-дралая / а ты, лягавый соси хуй». Я его по понятным причинам не исполняю».

Два горомилы

Перед вами два громилы,
Дзынь-дзынь-дзынь,
Один — я, другой — Гаврила,
Дзынь-дзынь-дзынь.
А если нравимся мы вам,
Драла-фу, драла-я,
Приходите в гости к нам,
Дзынь-да-ра.

Мы вам фокусы устроим,
Дзынь-дзынь-дзынь,
Без ключа замок откроем,
Дзынь-дзынь-дзынь.
Фатеру начисто возьмем,
Драла-фу, драла-я,
А потом на ней кирнем,
Дзынь-да-ра.

Не успели мы кирнуть,
Дзынь-дзынь-дзынь,
А легавый тут как тут,
Дзынь-дзынь-дзынь.
Забирает в ГПУ,
Драла-фу, драла-я,
А потом ведет в тюрьму,
Дзынь-да-ра.

Мы выходим в светлый зал,
Дзынь-дзынь-дзынь,
Судьи все сидят уж там,
Дзынь-дзынь-дзынь.
А налево — прокурор,
Драла-фу, драла-я,
Он на морду чистый вор,
Дзынь-да-ра.

Тут защитничек встает,
Дзынь-дзынь-дзынь,
И такую речь ведет,
Дзынь-дзынь-дзынь:
— Греха на душу не брать,
Драла-фу, драла-я,
Я прошу их оправдать,
Дзынь-да-ра.

Не прошел еще и час,
Дзынь-дзынь-дзынь,
Оправдали судьи нас,
Дзынь-дзынь-дзынь.
Ксивы на руки вручают,
Драла-фу, драла-я,
И на волю отпускают,
Дзынь-да-ра.

Мы заходим себе в ресторан,
Дзынь-дзынь-дзынь,
Гарила – в рыло, я — в карман,
Дзынь-дзынь-дзынь.
Бачата рыжие срубили,
Дралафу, драла-я,
А потом на них кутили,
Дзынь-да-ра.

Перед вами два громилы,
Дзынь-дзынь-дзынь,
Один — я, другой — Гаврила,
Дзынь-дзынь-дзынь.
Если нравимся мы вам,
Драла-фу, драла-я,
Приходите в гости к нам,
Дзынь-да-ра.

А я не уберу чемоданчик! Песни студенческие, школьные, дворовые / Сост. Марина Баранова. М.: Эксмо, 2006.

2. Два громилы

Жили-были два громилы, дзынь-дзынь-дзынь!
Один я — другой Гаврила, дзынь-дзынь-дзынь!
А если нравимся мы вам, дралаху-дралая!
Приходите в гости к нам, дзынь-дзара!

Мы вам фокусы устроим, дзынь-дзынь-дзынь!
Без ключа замок откроем, дзынь-дзынь-дзынь!
Хавиру начисто возьмем, дралаху-дралая!
А потом на ней кирнем, дзынь-дзара!

Не успели мы кирнуть, дзынь-дзынь-дзынь!
А легавый тут как тут, дзынь-дзынь-дзынь!
Забирают в ГПУ, дралаху-дралая!
А потом везут в тюрьму, дзынь-дзара!

Девять месяцев проходит, дзынь-дзынь-дзынь!
Следствие к концу подходит, дзынь-дзынь-дзынь!
Собираются судить, дралаху-дралая!
Лет на десять посадить, дзынь-дзара!

Вот мы входим в светлый зал, дзынь-дзынь-дзынь!
Судьи все давно уж там, дзынь-дзынь-дзынь!
А налево — прокурор, дралаху-дралая!
Он на морду чистый вор, дзынь-дзара!

Сидит справа заседатель, дзынь-дзынь-дзынь!
Мой с подельщиком приятель, дзынь-дзынь-дзынь!
А налево заседатель, дралаху-дралая!
Он карманов выгребатель, дзынь-дзара!

Что сказать вам про судью? дзынь-дзынь-дзынь!
Знают, что берет — дают! дзынь-дзынь-дзынь!
Получивши деньги в лапу, дралаху-дралая!
Стал родным теперь мне папой, дзынь-дзара!

Тут защитничек встает, дзынь-дзынь-дзынь!
И такую речь ведет, дзынь-дзынь-дзынь!
«Греха на душу не брать, дралаху-дралая!
Я прошу их оправдать, дзынь-дзара!

Но проходит лютый час, дзынь-дзынь-дзынь!
Оправдали судьи нас, дзынь-дзынь-дзынь!
Ксивы на руки вручают, дралаху-дралая!
И на волю отпускают, дзынь-дзара!

Вот мы входим в ресторан, дзынь-дзынь-дзынь!
Гаврила в рыло, я — в карман, дзынь-дзынь-дзынь!
А когда капусту сняли, дралаху-дралая!
Вот тогда мы погуляли, дзынь-дзара!

Жили-были два громилы, дзынь-дзынь-дзынь!
Один я, другой — Гаврила, дзынь-дзынь-дзынь!
А если бабки есть у вас, дралаху-дралая!
Пригласите в гости нас, дзынь-дзара!

Тексты песен из репертуара Аркадия Северного, концерт с ансамблем «Четыре брата и лопата» (1970-е гг.)

Этот же вариант — Блатная песня: Сборник. М.: Эксмо, 2002.

3. Два громилы

Жили-были два громилы:
Один я, другой Гаврила.
Жили-были, поживали,
Баб е…, водку жрали.

Раз заходим в ресторан:
Гаврила в рыло, я в карман.
Баки рыжие с руки,
А потом на них кутить.

Но не долго мы гуляли,
Мусора нас повязали.
Быстро-быстро дело шьют
И ведут в народный суд.

Заседал там судья строгий.
Мы ему с Гаврилой в ноги.
Но подняли чин по чину,
Дали в шею, дали в спину.

А налево прокурор —
Он в округе первый вор.
Он не хочет нас понять,
Хочет срок нам припаять.

Адвокат тут наш встает
И такую речь ведет:
«Чтоб на душу грех не брать,
Я прошу вас оправдать».

Но не тут-то, братцы, было:
Намотали нам с Гаврилой.
Не ходить нам в ресторан,
Не шмонать чужой карман.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. (Золотая коллекция).

4. Жили-были две громилы

Жили-были две громилы,
Динь, динь, динь.
Они на рыло некрасивы
Динь, динь, динь.

Если нравимся мы вам,
Драла-фу, дра-ла-ла.
Приходите в гости к нам,
Да, да, да.

Мы вам фокусы откроем,
Динь, динь, динь.
Без ключа замок откроем,
Динь, динь, динь.

Хавиры начисто возьмем,
Драла-фу, драла-ла,
А потом в тюрьму пойдем,
Да, да, да.

Песни узников. Сост. В. Пентюхов. Красноярк: Офсет, 1995.

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует
/* */