Глеб Горбовский — Когда качаются фонарики ночные

КОГДА КАЧАЮТСЯ ФОНАРИКИ НОЧНЫЕ

Когда качаются фонарики ночные
И тёмной улицей опасно вам ходить, —
Я из пивной иду,
Я никого не жду,
Я никого уже не в силах полюбить.

Мне лярва ноги целовала, как шальная,
Одна вдова со мной припала отчий дом.
А мой нахальный смех
Всегда имел успех,
А моя юность покатилась кувырком! (1)

Сижу на нарах, как король на именинах,
И пайку серого мечтаю получить.
Гляжу, как сыч, в окно,
Теперь мне всё равно!
Я раньше всех готов свой факел погасить.

Когда качаются фонарики ночные
И чёрный кот бежит по улице, как чёрт, —
Я из пивной иду,
Я никого не жду,
Я навсегда побил свой жизненный рекорд!

(1) Вариант — «А моя юность раскололась, как орех».

Авторская песня известного питерского поэта Глеба Горбовского, которая стала настоящей блатной классикой. Строки «Сижу на нарах, как король на именинах» превратились в ходячую уркаганскую присказку. Существуют также «женские» варианты этой песни

Мне парни ноги целовали, как шальные,
С одним вдовцом я прокутила отчий дом. и проч.

Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-наДону: Феникс, 2001. С. 140-141.

Текст Горбовского написан в 1953 г. в Череповце. В некоторых источниках автором музыки указывается Б. Костырёв. Уже в 1960-е гг. была популярной блатной песней. Открыто с именем автора публикуется с 1992 г. На практике в каждом куплете последние три строчки повторяются. Глеб Горбовский так и не стал регистрировать своего авторства официально, потому никаких авторских вознаграждений за публикации песни он не получает.

До «Фонариков» (возможно, и до революции) бытовала похожая песня «Менял я женщин, как перчатки». Она использована в фильме Григория Козинцева и Леонида Трауберга «Юность Максима» (1934), где ее поет в бильярдной конторщик Дымба (играл его Михаил Жаров). Время действия — начало 1910-х гг.:

Менял я женщин, тири-тириям-та, как перчатки
Носил всегда я, тири-тириям-та, шапокляк.
Давал на людям на чай одни, тирьям, тройчатки,
И пил три звездочки, тирьям-тирьям, коньяк.

Две первые строчки этой же песни Дымба поет и в финальной части трилогии о Максиме «Выборгская сторона» (1938), действие которой происходит в дни Октябрьского переворота 1917 г., а Дымба из конторщика стал анархистом (комическим, как и большинство советских «киношных» анархистов).

Один куплет «Фонариков» прозвучал в кинофильме Леонида Лукова «Две жизни» (1961). Пел уголовник, выходя из «Крестов» во время Февральской революции:

Мне дамы ноги целовали, как шальные,
С одной вдовой я промотал весь отчий дом.
А мой нахальный смех всегда имел успех
И моя юность раскололась как орех.

Некоторые сборники указывают Горбовского автором и других хулиганских песен: «Не губите молодость, ребятушки» (известна под разными загл.: «Это дело было поздней осенью» и т. д.) и «Про постового», — но это уже из разряда предположенй.

ВАРИАНТЫ (8)

1.
Фонарики

Когда фонарики качаются ночные,
Когда на улицу опасно выходить,
А я с пивной иду,
Я никого не жду,
Я никого уж не сумею полюбить!

Мне парни руки целовали, как шальные,
С одним вдовцом я прокутила отчий дом.
А мой нахальный смех
Всегда имел успех,
И моя юность раскололась, как орех.

Сижу на нарах, как король на именинах,
И пайку черного мечтаю получить.
А я в окно гляжу,
Я никого не жду
Я никого уж не сумею полюбить!

Когда фонарики качаются ночные,
Когда на улицу опасно выходить,
А я с пивной иду,
Я никого не жду,
Я никого уж не сумею полюбить!

С фонограммы Анны Стыровой, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 2, «Восток», 2001, без подписи.

2. Когда качаются фонарики ночные.

Когда качаются фонарики ночные
И вам на улицу опасно выходить,
Я из пивной иду,
Я ничего не жду,
Я ничего уже не в силах изменить.

Мне бабы ноги целовали, как шальные,
Одна вдова со мной пропила отчий дом.
А мой нахальный смех
Всегда имел успех,
И моя юность раскололась, как орех.

Сижу на нарах, как король на именинах,
И пайку черного мечтаю получить.
Гляжу, как сыч, в окно,
Теперь мне все равно,
Я никого уж не сумею полюбить!

В нашу гавань заходили корабли. Пермь: Книга, 1996. — без заглавия, без подписи. Этот же вариант вместе с авторским оригиналом Горбовского: Антология русской песни / Сост., предисл. и коммент. Виктора Калугина. М.: Эксмо, 2005.

3. Фонарики ночные

Когда качаются фонарики ночные
И темной улицей опасно вам ходить, —
Я из пивной иду,
Я никого не жду,
Я никого уже не в силах полюбить.

Мне лярва ноги целовала как шальная,
Одна вдова со мной пропила отчий дом.
А мой нахальный смех
Всегда имел успех,
А моя юность полетела кувырком.

Сижу на нарах, как король на именинах,
И пайку серого мечтаю получить.
Гляжу, как кот, в окно,
Теперь мне все равно!
Я раньше всех готов свой факел погасить.

Когда качаются фонарики ночные,
И черный кот бежит по улице, как черт, —
Я из пивной иду,
Я никого не жду,
Я навсегда побил свой жизненный рекорд!

Блатная песня: Сборник. М.: Эксмо-Пресс, 2002.

4 . Когда качаются фонарики ночные.

Когда качаются фонарики ночные
И вам на улицу опасно выходить,
Я из пивной иду, я никого не жду,
Я никого уже не в силах полюбить.

Мне девки пятки целовали, как шальные,
С какой-то вдовушкой я пропил отчий дом.
И мой нахальный смех всегда имел успех,
Но моя юность раскололась, как орех.

О что ты, подлая дешевка натворила!
Ты пятерых ребят легавым предала,
Ты четверых пришила пулей к стенке,
А я попал в кишлак на долгие года.

Костюмчик новенький, колесики со скрипом
Я на тюремную пижаму променял.
За эти восемь лет я видел много бед
И не один на мне волосик полинял.

Сижу на нарах, как король на именинах,
И пайку серого мечтаю получить.
Капель стучит в окно, а мне уж все равно –
Я никого уже не в силах полюбить.

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М.: Стрекоза, 2000. – без заглавия, без подписи.

5. Фонарики

Когда фонарики качаются ночные
И темной улицей опасно вам ходить,
Я из пивной иду, я никого не жду,
Я никого уже не в силах полюбить.

Мне девка ноги целовала, как шальная,
Одна вдова со мной пропила отчий дом,
А мой нахальный смех всегда имел успех,
А моя юность пролетела кувырком!

Лежу на нарах, как король на именинах,
И пайку серого мечтаю получить.
Гляжу, как кот, в окно, теперь мне всё равно!
Я раньше всех готов свой факел затушить!

Когда фонарики качаются ночные,
И черный кот бежит по улице, как черт,
Я из пивной иду, я никого не жду,
Я навсегда побил свой жизненный рекорд.

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск: Мангазея, 2001. (Хорошее настроение).

1. Когда качаются фонарики ночные
И вы на улицу боитесь выходить,
Я из пивной иду, я никого не жду,
Я никого уж не сумею полюбить.

2. Мне дамы ноги целовали, как шальные,
Одна вдова со мной пропала отчий дом.
И мой нахальный смех всегда имел успех,
Но моя юность раскололась, как орех.

3. Сижу на нарах, как король на именинах,
И пайку серого мечтаю получить.
Капель стучит в окно, а сердцу все равно,
Я никого уж не сумею полюбить.

4. Когда качаются фонарики ночные
И черный кот бежит по улице, как черт,
Я из пивной иду, я никого не жду,
Я навсегда побил свой жизненный рекорд.

Слова Г. Горбовского, конец 1950-х годов. Музыка — не позднее 1960 года.

Шел трамвай десятый номер… Городские песни. Для голоса в сопровождении фортепиано (гитары). / Сост. А.П. Павлинов и Т.П. Орлова. СПб.: Композитор – Санкт-Петербург, 2005.

Когда качаются фонарики ночные,
Когда на улицу опасно выходить.
Я из пивной иду, я никого не жду,
Я ничего уже не в силах изменить!

Мне бабы ноги целовали, как шальные,
Одной вдове помог пропить я отчий дом.
А мой нахальный смех всегда имел успех,
И моя юность раскололась, как орех.

Менял я женщин, вы представьте, как перчатки,
Носил я фраки дорогие, пил коньяк.
За этот модный фрак и за «Марьель» — коньяк,
Мотать приходится на зоне четвертак.

Сижу на нарах, как король на именинах,
И пайку черного мечтаю получить.
Гляжу, как сыч, в окно, теперь мне все равно,
Я поспешил свой факел жизни потушить!

Павленко Б.М. «На Дерибасовской открылася пивная. »: песенник: популярные дворовые песни с нотами и аккордами / Сост. Б.М. Павленко. Ростов н/Д: Феникс, 2008. (Любимые мелодии). С. 41.

8. Фонарики ночные

Слова Глеба Горбовского

Когда качаются фонарики ночные,
и тёмной улицей опасно вам ходить, —
я из пивной иду, я никого не жду:
я никого уже не в силах полюбить.

Мне девка ноги целовала, как шальная!
Одна вдова со мной пропила отчий дом.
А мой нахальный смех всегда имел успех,
и моя юность раскололась, как орех.

Мы, словно лампочку, вам выключим сознанье!
Валюту кинем на шикарный моцион!
Сперва зайдём в Донон, потом — в Гарве-салон!
А, может быть, — в столыпинский вагон.

Сижу на нарах, как король на именинах,
и пайку серого мечтаю получить.
Капель стучит в окно. Теперь мне всё равно:
я раньше всех готов свой факел погасить.

Когда качаются фонарики ночные,
и чёрный кот бежит по улице, как чёрт —
я из пивной иду, я никого не жду.
Я навсегда побил свой жизненный рекорд!

Из репертуара Сержа Никольского (1937-2001). Запись на пластинку — подпольная ленинградская студия «Золотая собака», 1966 год.

CD «Серж Никольский. Я вернусь: Песни и городские романсы. Архивные записи». СПб., Митьки, 2006.

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует
/* */