Не печалься, любимая

НЕ ПЕЧАЛЬСЯ, ЛЮБИМАЯ

Чередой, за вагоном вагон,
С мерным стуком по рельсовой стали
Спецэтапом идет эшелон
С пересылкой в таежные дали.
Заметает пургой паровоз,
В окнах блещет морозная плесень.
И порывистый ветер донес
Из вагона печальную песню.

«Не печалься, любимая,
За разлуку прости меня,
Я вернусь раньше времени,
Дорогая моя.
Как бы ни был мне приговор строг,
Я вернусь на любимый порог
И, тоскуя по ласке твоей,
Я в окно постучу».

Здесь на каждом вагоне замок,
Две доски вместо мягкой постели,
И, укутаны в синий дымок,
Нам кивают угрюмые ели.
Двадцать лет трудовых лагерей,
И в подарок рабочему классу
Там, где были тропинки зверей,
Мы проложим таежную трассу.

Утопали в снегах трактора,
Даже «сталинцу» сил не хватало,
И тогда под удар топора
Эта песня в тайге прозвучала.
Среди серых отрывистых скал,
Где раскинулись воды Байкала,
Где бродяга судьбу проклинал,
Эта песня и там прозвучала.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, «Книга», 1996. — без заглавия.

Создана неизвестным автором на мелодию танго «Тоска по родине» Жоржа Ипсиланти и Георгия Храпака, написанного в конце 1944 года в освобожденном Бухаресте для Петра Лещенко, а на пластинку записанного женой Жоржа Ипсиланти Мией Побер в 1945 году (фирма «Electrеcord», Бухарест, прослушать запись можно здесь). Танго «Тоска по родине» входило в репертуар Вадима Козина, а уже в наше время его пела Кира Смирнова (как анонимное). На его мелодию сложена также известная воровская песня «Ветер в роще листвою шуршит. «. Очень похожая мелодия у песен «Девушка в синем берете» и «Серая юбка» (по стилю «Серая юбка» — песня конца 1920-х, т. е. старше, чем «Тоска по родине»).

ВАРИАНТЫ (10)

1. Спецэтап (Не печалься, любимая)

Чередой, за вагоном вагон,
С мерным стуком по рельсовой стали,
Спецэтапом идёт эшелон
Из Ростова в таёжные дали. (1)

Заметает пурга паровоз,
И на окнах — морозная плесень, (2)
И порывистый ветер донёс
Из вагона печальную песню:

«Не печалься, любимая,
За разлуку прости меня,
Я вернусь раньше времени,
Дорогая, клянусь!
Как бы ни был мой приговор строг,
Я взойду на родимый порог,
И, тоскуя по ласкам твоим,
Тихо в дверь постучусь».

Здесь на каждом вагоне — замок,
Три доски вместо мягкой постели,
И, закутавшись в сизый дымок,
Нам кивают угрюмые ели.

Среди диких обрывистых скал,
Где раскинулись воды Байкала,
Где бродяга судьбу проклинал,
Эта песня угрюмо звучала.

Завернувшись в бушлат с головой,
Проезжая снега и болота,
На площадках вагонов конвой
Ощетинил свои пулемёты.

Мчался дальше и дальше состав,
Убегали угрюмые ели,
Но, угаснуть надежде не дав,
Всю дорогу колеса нам пели:

Десять лет трудовых лагерей
Подарил я рабочему классу;
Там, где были лишь тропы зверей,
Проложил я таёжную трассу. (3)

Утопали в снегу трактора,
Даже «сталинцу» (4) сил не хватало,
И тогда под удар топора
Эта песня о милой звучала:

(1) Существует множество вариантов, в зависимости от родины исполнителя. Например: «прямо с Пресни», «из столицы», «с Украины» и т. д. Точно так же по-разному называют и пункт прибытия — «в сибирские дали», «в колымские дали» и пр.
(2) Вариант — «Заглушает пурга стук колёс, / Бьётся в окна морозною плетью».
(3) Вариант —
«Здесь на каждом вагоне конвой
Ощетинил свои пулемёты,
И прожектора луч голубой
Освещал нам леса и болота».

(4) Варианты — «сибирскую трассу», «амурскую трассу», «колымскую трассу» и пр. Также есть другой вариант —
«За пять лет трудовых лагерей
Мы в подарок рабочему классу
Там, где были тропинки зверей,
Проложили таёжную трассу».

(5) «Сталинец» — марка гусеничного трактора.

Одна из любимых песен узников ГУЛАГа. Несомненно, автор её обладал профессиональными навыками стихосложения. В сборнике «Песни узников» (Красноярск, 1995) авторство одного из вариантов приписывается Борису Емельянову.

Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 227-230.

Упомянутый выше Борис Емельянов — псевдоним узника «Соловков» актера Бориса Глубоковского, автора песни «Море Белое — водная ширь». Приписываемый ему вариант см. ниже.

2. Не печалься, любимая

Вот идет за вагоном вагон,
С мерным стуком по рельсовой стали
Спецэтапом идет эшелон
С пересылки в таежные дали.
Здесь на каждом вагоне замок,
Три доски вместо мягкой постели,
И, закутавшись в сизый дымок,
Нам кивали таежные ели.

Здесь на каждом вагоне конвой
Ощетинил свои пулеметы,
И прожектора луч голубой
Освещал нам снега и болота.
Заметало пургой паровоз,
И на окнах морозная плесень.
И пронзительный ветер донес
Из вагона унылую песню:

«Не печалься, любимая,
За разлуку прости меня,
Я вернусь раньше времени,
Дорогая, прости.
Как бы ни был мой приговор строг,
Я вернусь на родимый порог
И, тоскуя по ласкам твоим,
Я в окно постучусь».

За пять лет трудовых лагерей
Мы в подарок рабочему классу
Там, где были тропинки зверей,
Прорубили сибирскую трассу.
Замерзали в снегу трактора,
Даже «сталинцу» сил не хватало,
И тогда под удар топора
Эта песня о милой звучала:

«Не печалься, любимая,
За разлуку прости меня,
Я вернусь раньше времени,
Дорогая, прости.
Как бы ни был мой приговор строг,
Я вернусь на родимый порог
И, тоскуя по ласкам твоим,
Я в окно постучусь».

«Не печалься, любимая,
За разлуку прости меня,
Я вернусь раньше времени,
Дорогая, прости.
Как бы ни был мой приговор строг…»

Расшифровка фонограммы Александра Косенкова, альбом «В нашу гавань заходили корабли: Новые встречи», Вып 2. ООО «Снегири-музыка», 2004.

3. Эшелон

За вагоном проходит вагон,
С мертвым стуком по рельсовой стали.
Спецэтапом идет эшелон
Из столицы в таежные дали.

Здесь на каждом вагоне замок,
Три доски вместо мягкой постели.
И, закутавшись в сизый дымок,
Нам внимают дремучие ели.

Не печалься, любимая,
За разлуку прости ты меня.
Я вернусь раньше времени в дом,
Дорогая, клянусь!
Как бы ни был мой приговор строг,
Я вернусь на любимый порог.
И, тоскуя по ласкам твоим,
Тихо в дверь постучу.

Завернувшись в тулуп с головой,
Пролетая снега и болота,
На площадках вагонов конвой
Ощетинил свои пулеметы.

Десять лет трудовых лагерей
Подарил я рабочему классу .
Там, где были лишь тропы зверей,
Проложил я колымскую трассу.

Не печалься, любимая,
За разлуку прости ты меня.
Я вернусь раньше времени в дом,
Дорогая, клянусь!
Как бы ни был мой приговор строг,
Я вернусь на любимый порог.
И, тоскуя по ласкам твоим,
Тихо в дверь постучу.

Блатная песня: Сборник. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.

4. Эшелон

Чередой, за вагоном вагон,
С мерным стуком по рельсовой стали
Спецэтапом идет эшелон
С пересылкой в таежные дали.
Заметает пургой паровоз,
В окна блещет морозная плесень.
И порывистый ветер донес
Из вагона печальную песню.

Завернувшись в тулуп с головой,
Пролетая снега и болота,
На площадках вагонов конвой
Ощетинил свои пулеметы.
А на каждом вагоне замок,
Три доски вместо мягкой постели,
И, закутавшись в синий дымок,
Нам внимают дремучие ели.

Утопали в снегах трактора,
Даже «сталинцу» сил не хватало.
И тогда под удар топора
Эта песня, родная, звучала.
Десять лет трудовых лагерей
Подарил я рабочему классу.
Там, где были лишь тропы зверей,
Проложил я колымскую трассу.

Черный ворон. Песни дворов и улиц. Книга вторая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский дом «Пенаты», 1996, с. 69-72.

5. Чередой, за вагоном вагон…

Чередой, за вагоном вагон,
С мерным стуком по рельсовой стали
Спецэтапом идет эшелон
С пересылкой в таежные дали.
Заметает пургой паровоз,
В окнах блещет морозная плесень.
И порывистый ветер донес
Из вагона печальную песню.

«Не печалься, любимая,
За разлуку прости меня,
Я вернусь раньше времени,
Дорогая моя.
Как бы ни был мой приговор строг,
Я вернусь на любимый порог
И, тоскуя по ласке твоей,
Я в окно постучу».

Здесь на каждом вагоне замок,
Две доски вместо мягкой постели,
И, укутаны в синий дымок,
Нам кивают угрюмые ели.
Завернувшись в тулуп с головой,
Пролетая снега и болота,
На площадках вагонов конвой
Ощетинил свои пулеметы.

Двадцать лет трудовых лагерей,
И в подарок рабочему классу
Там, где были тропинки зверей,
Мы проложим таежную трассу.
Утопали в снегах трактора,
Даже «сталинцу» сил не хватало,
И тогда под удар топора
Эта песня в тайге прозвучала.

Среди серых обрывистых скал,
Где раскинулись воды Байкала,
Где бродяга судьбу проклинал,
Эта песня и там прозвучала.

А я не уберу чемоданчик! Песни студенческие, школьные, дворовые / Сост. Марина Баранова. — М.: Эксмо, 2006.

6. Чередой за вагоном вагон

Чередой за вагоном вагон,
С мерным стуком по рельсовой стали
Спецэтапом идет эшелон
С Украины в таежные дали.

Не печалься, любимая,
За разлуку прости ты меня.
Я вернусь раньше времени,
Дорогая, клянусь.
Как бы ни был мой приговор строг,
Я вернусь на родимый порог.
И тоскуя о ласках твоих,
Тихо в дверь постучу.

Здесь на каждой площадке конвой,
Три доски, вместо мягкой постели,
А на крыше сидит часовой,
Положив автомат на колени.

Заносило пургой эшелон.
Даже дизелю сил не хватало.
И тогда под удар топора,
Эта песня о милой звучала.

Эту песню я выучил там,
Где в этапах судьба нас связала.
Подобрал к ней знакомый мотив
И она мне в пути помогала.
О, не печалься, любимая,
За разлуку прости ты меня
(и т.д. весь припев.)

Песни узников. Составитель Владимир Пентюхов. Красноярск: Производственно-издательский комбинат «ОФСЕТ», 1995. — В сборнике приведено три варианта этой песни, это первый.

7. Чередой за вагоном вагон

Сквозь тайгу за вагоном вагон —
Мы от тряски дорожной устали.
Спецэтапом идет эшелон
Прямо с Пресни в колымские дали.

Припев:

О, не печалься, любимая,
За разлуку прости ты меня,
Я вернусь раньше времени в дом,
Дорогая, прости.
Как бы ни был мой приговор строг,
Я вернусь на родимый порог.
И тоскуя по ласкам твоим,
Под окном постучу.

На площадке вагонов конвой
Ощетинил свои автоматы.
Кто решится рискнуть головой,
Не минуя жестокой расплаты?

Здесь на каждом вагоне замок.
Зарешечены окна и двери,
Чтобы каждый задуматься мог
О свободе — бесценной потере.

Эту песню я выучил там,
Где судьба нас этапом связала.
По колымским лихим лагерям
И она мне в пути помогала.

Песни узников. Составитель Владимир Пентюхов. Красноярск: Производственно-издательский комбинат «ОФСЕТ», 1995. (Песни политзеков собраны в основном от самих бывших политзеков в 1991 году во время экспедиции на борту дизельэлектрохода «Латвия» по Енисею от Красноярска до Норильска, посвященной памяти жертв сталинских лагерей). — В сборнике приведено три варианта этой песни, это второй.

8. За вагоном проходит вагон

За вагоном проходит вагон
С гулким стуком по рельсовой стали.
Спецэтапом идет эшелон
Прямо с Пресни в колымские дали.
Здесь на каждом вагоне замок
Три доски вместо мягкой постели,
И закутавшись в синий дымок,
Мне мигают дорожные ели.

Не печалься, любимая,
За разлуку прости ты меня,
Я вернусь раньше времени,
Дорогая, клянусь.
Как бы ни был мой приговор строг,
Я вернусь на родимый порог.
И, тоскуя по ласкам твоим, —
Тихо в дверь постучу.

Завернувшись в тулуп с головой,
Проезжая снега и болота,
Здесь на каждой ступеньке конвой
Ощетинил свои пулеметы.
Десять лет трудовых лагерей,
Подарил я рабочему классу.
Там, где стынут лишь травы зверей,
Я построил колымскую трассу.

Там, где вязнут в снегу трактора,
Даже «Сталинцу» сил не хватало.
Эта песня под стук топора
Над тайгой заунывно звучала.
За вагоном проходит вагон,
Из столицы в таежные дали,
Спецэтапом идет эшелон,
Прямо с Пресни в колымские дали.

Песни узников. Составитель Владимир Пентюхов. Красноярск: Производственно-издательский комбинат «ОФСЕТ», 1995. (Песни политзеков собраны в основном от самих бывших политзеков в 1991 году во время экспедиции на борту дизельэлектрохода «Латвия» по Енисею от Красноярска до Норильска, посвященной памяти жертв сталинских лагерей). — В сборнике приведено три варианта этой песни, это третий.

1. Эшелон, за вагоном — вагон.
Мерным стуком по рельсовой стали.
Спецэтапом идет эшелон
Прямо с Пресни в Колымские дали.

О, не печалься, любимая,
За разлуку прости ты меня.
Я вернусь раньше времени в дом,
Дорогая, клянусь!
Как бы ни был мой приговор строг,
Я вернусь на родимый порог,
И тоскуя по ласкам твоим
Под окном постучусь.

2. Здесь на каждом вагоне замок,
Три доски вместо мягкой постели,
И, укутавшись в серый дымок,
Нам кивают попутные ели.

За червонец трудов лагерей,
И в подарок рабочему классу,
Там, где были тропинки зверей,
Проложили Колымскую трассу.

3. Эту песню я выучил там,
Где в этапах судьба нас связала,
Подобрал к ней знакомый мотив,
Эта песня в беде помогала.

Павленко Б.М. «На Дерибасовской открылася пивная. »: песенник: популярные дворовые песни с нотами и аккордами / Сост. Б.М. Павленко. — Ростов н/Д: Феникс, 2008. — (Любимые мелодии). C. 83-84.

10. Чередой, за вагоном вагон.

Чередой, за вагоном вагон,
С легким стуком по рельсовой стали
Спецэтапом идет эшелон
С пересылкой в таежные дали.

Там на каждой площадке конвой,
Две доски вместо мягкой постели,
А на крыше сидит часовой,
Положив автомат на колени.

Заносило пургой эшелон,
Голым снегом — что белой полесью,
И порывистый ветер донес
Из вагона печальную песню:

«Не печалься, любимая,
За разлуку прости меня.
Я вернусь раньше времени,
Дорогая моя.
Как бы ни был мне приговор строг,
Я вернусь на любимый порог.
И, тоскуя по ласке твоей,
Я в окно постучусь. »

Двадцать лет трудовых лагерей,
И в подарок рабочему классу
Там, где были тропинки зверей,
Мы проложим таежную трассу.

Заносило пургой трактора,
Даже дизелю сил не хватало,
И тогда под удар топора
Эта песня о милой звучала.

Русский шансон / Авт.-сост. И. Банников. М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА. — (1000 советов от газеты «Комсомольская правда»), с. 108.

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует
/* */