Неолитическая

НЕОЛИТИЧЕСКАЯ

Слова Александра Меня

Помнишь первобытную культуру?
У костра сидели мы с тобой.
Ты мою изодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.
Я сидел, нечёсаный, небритый,
Нечленораздельно бормотал.
В эти дни топор из неолита
Я на хобот мамонта сменял.

Есть захочешь, приди,
У костра посиди,
Хобот мамонта вместе сжуём.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
Эту ночь у костра проведем.

Ты иглой орудовала рьяно,
Не сводя с меня мохнатых век.
Ты была уже не обезьяна,
Но, увы, ещё не человек.
И с тех пор я часто вспоминаю
Холодок базальтовой скамьи,
Тронутые розовым загаром
Руки волосатые твои.

Есть захочешь, приди
У костра посиди
Хобот мамонта вместе сжуём.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
Эту ночь у огня проведем.

Расшифровка фонограммы Александра Меня

Авторский вариант. Возможно, неполный. Поется на мелодию танго Константина Листова «Если любишь — найди». Песня написана в 1953 г., когда будущий священник Александр Мень учился в Московском пушно-меховым институте.

ВАРИАНТЫ (6)

1. Мезозойская культура

На мелодию танго Константина Листова «Если любишь — найди»

Помнишь мезозойскую культуру,
Мы с тобой сидели под скалой,
Ты мою разодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.
Я сидел, небритый и немытый,
Нечленораздельно бормотал.
В этот день топор из неолита
Я на хобот мамонта сменял.

Жрать захочешь, приди
И в пещеру войди,
Хобот мамонта вместе сжуём.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
Эту ночь проведем мы вдвоём.

Ты иглой орудовала рьяно,
Не сводя с меня лохматых век.
Ты была уже не обезьяна,
Но, увы, ещё не человек.
И так часто снятся мне недаром
Холодок базальтовой скалы,
Тронутые ласковым загаром
Ноги волосатые твои.

Жрать захочешь, приди
И в пещеру войди,
Хобот мамонта вместе сжуём.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
Эту ночь проведем мы вдвоём.

Помнишь питекантропа — соседа,
Что тебя он от меня сманил
Тем, чтот каждый вечер он к обеду
Кости динозавра приносил.
И теперь я часто вспоминаю
Холодок предутренний в горах,
Я тебя сырую доедаю,
Плачу, весь от ревности в слезах.

Жрать захочешь, приди
И в пещеру войди,
Хобот мамонта вместе сжуём.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
Эту ночь проведем мы вдвоём.

Первоначальный вариант песни «Неолитическая» («Помнишь первобытную культуру?») в 1953 г. был написан студентом Московского пушно-мехового института Александром Менем. В авторском исполнении песню можно прослушать на сайте http://www.alexandrmen.ru/sounds/hobot.wav.

Помнишь мезозойскую культуру?
На скале сидели мы с тобой,
Ты мою изодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.
Я сидел немытый и небритый,
Нечленораздельно бормотал,
Как вчера топор из неолита
Я на хобот мамонта сменял.

Есть захочешь – приди
И в пещеру войди,
Хобот мамонта вместе сжуем.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
До утра просидим мы вдвоем.

Ты иглой орудовала рьяно,
Не сводя с меня мохнатых век.
Ты была уже не обезьяна,
Но, увы, еще не человек.
И с тех пор уж снится мне недаром
Холодок базальтовой скалы,
Тронутые вековым загаром
Ноги волосатые твои.

В темном полусумраке пещеры,
Где со стенок капала вода,
Анекдот времен архейской эры
Я тебе рассказывал тогда.
И теперь я часто вспоминаю
Теплый вечер высоко в горах,
Где, тебя сырую доедая,
Плакал я, от ревности горя.

Слова – не позднее 1954 года. Исполняется на мотив танго «Если любишь – найди» (слова Л. Ошанина, музыка К. Листова, 1940 год).

Павлинов А.Т., Орлова Т.П. Ни пуха ни пера. Студенческие и туристские песни. СПб.: Композитор — Санкт-Петербург, 2000.

3. Доисторический дуэт

— Помнишь мезозойскую культуру?
У костра сидели мыс тобой.
Ты мою изодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.
Я сидел немытый и небритый,
Нечленораздельно бормотал.
В эту ночь топор из неолита
Я на хобот мамонта сменял.
Ты иглой орудовала рьяно,
Не сводя с меня косматых век.
Ты была уже не обезьяна,
Но еще, увы, не человек.

Жрать захочешь – придешь
И в пещеру зайдешь,
Хобот мамонта вместе сжуем.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
Эту ночь проведем мы вдвоем.

— Помнишь питекантропа-соседа,
Как тебя он от меня сманил
Тем, что каждый день тебе к обеду
Печень динозавра приносил.
Где потом мы были, я не знаю,
Только помню, словно в забытьи,
Как, того соседа доедая,
Мы сидели молча у реки.
И ночами снятся мне недаром
Холодок базальтовой скамьи,
Вековым покрытые загаром
Ноги волосатые твои.

— Я отлично помню, мой желанный,
Как в далекий некультурный век
Миловидной полуобезьяной
Увлекался получеловек.
Я была тогда, конечно, дура
И мужчин не знала до конца.
Штопала порвавшуюся шкуру
В поте волосатого лица.
Шли века, мужчины стали бриться,
И, меня оставив в дураках,
Ты ушел за крашеной девицей
В туфлях на высоких каблуках.

Если любишь – придешь,
И меня ты найдешь,
Этот день не пройдет без следа.
Наши чувства сильны,
Расцветают они
Вместе с новою эрой труда.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь: Книга», 1996. Перепечатано: В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М.: Стрекоза, 2000.

4. Помнишь мезозойскую культуру.

Помнишь мезозойскую культуру?
У костра сидели мы с тобой,
Ты мою изодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.
Я сидел немытый и небритый,
Нечленораздельно бормотал.
В этот день топор из неолита
Я на хобот мамонта сменял.

Жрать захочешь – найди
И в пещеру войди,
Хобот мамонта вместе сжуем.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
Эту ночь проведем мы вдвоем.

Помнишь наше первое свиданье?
На лесной извилистой рекой
Слышалось урчанье и ворчанье —
Мы с тобою шли на водопой.
Ты сказала: «Вся в твоей я власти
От любви, как от огня, горю!» —
И в порыве тихой нежной страсти
Напрочь откусила мне ноздрю.

До сих пор я часто вспоминаю
Темный вечер высоко в горах,
Как, тебя сырую доедая,
Плакал я, от ревности горя.
И ночами снится мне недаром
Холодок базальтовой скамьи,
Тронутые ласковым загаром,
Ноги полосатые твои.

Припев.

В веке нашем, может быть, двадцатом,
Не похожем так на Мезозой,
Бритым, аккуратным, не измятым
На свиданье я приду с тобой.
И тебе скажу я без оглядки,
Как тебя без памяти люблю,
Человека с головы до пятки,
Обезьяну милую мою!

Расшифровка фонограммы актера и режиссера Бориса Львовича из телепередачи «В нашу гавань заходили корабли», 5-й канал, 7.9.2008, песню знает с 1960-х гг.

5. Мезозойская культура

Помнишь мезозойскую культуру:
У костра сидели мы с тобой,
Ты на мне разодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.
Я сидел, небритый и немытый,
Нечленораздельно бормотал.
В этот день топор из неолита
Я на хобот мамонта сменял.

Если хочешь — приди
И в пещеру войди,
Хобот мамонта вместе сжуем.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
Эту ночь проведем мы вдвоем.

В дымном полусумраке пещеры,
Где со стенок капала вода,
Анекдот времен архейской эры
Я тебе рассказывал тогда.
Ты иглой орудовала рьяно,
Не подняв своих косматых век:
Ты была уже не обезьяна,
Но, увы, еще не человек.

Если хочешь — приди.

Помнишь наше первое свиданье
Над лесной извилистой рекой?
Слышалось урчанье и ворчанье —
Мы с тобою шли на водопой.
Ты сказала: «Вся в твоей я власти,
От любви, как от огня, горю!» —
И в порыве тихой, нежной страсти
Откусила напрочь мне ноздрю.

Если хочешь — приди.

До сих пор я часто вспоминаю
Темный вечер высоко в горах,
Как тебя сырую доедая,
Плакал я, от ревности горя.
И ночами снится мне недаром
Холодок базальтовой скалы,
Тронутые ласковым загаром
Руки волосатые твои.

Если хочешь — приди.

В веке нашем нынешнем, двадцатом,
Не похожем так на мезозой,
Бритым, аккуратным, неизмятым
На свиданье я приду с тобой.
И тебе скажу я без оглядки,
Что тебя без памяти люблю —
Человека с головы до пяток,
Обезьяну милую мою.

Если хочешь — приди.

Вероятно, создавалась эта песня не только как переделка популярной песни «Если любишь», но и, отчасти, как пародия на нее. В студенческих песенниках, кустарно издававшихся в конце 60-х годов, она приписывалась А. Генкину, но точно установить это пока не удалось. «Канонического» варианта этой песни не существует, количество «дополнительных» куплетов и их вариантов достаточно велико. Обусловлено это тем, что мелодически, синтаксически и содержательно куплеты легко разложимы на две относительно автономные половины, что облегчает свободное комбинирование половинок куплетов. Способствует этому также и большой объем песни: из двух полузабытых куплетов можно составить один. Текст публикуется по электронному варианту сборника песен физико-математической школы № 239 Санкт-Петербурга, составленного в 1990 г.

Далекое прошлое Пушкиногорья. Выпуск 6. Песенный фольклор археологических экспедиций. Сост. С. В. Белецкий. Санкт-Петербург, 2000.

6. Мезозойское танго

Вспомни мезозойскую культуру:
У костра сидели мы с тобой,
Ты мою изодранную шкуру
Зашивала каменной иглой.
Я сидел, небритый и немытый,
Нечленораздельно напевал.
В этот день топор из диорита
Я на хобот мамонта сменял.

Жрать захочешь — придешь,
и в пещеру войдешь.
Хобот мамонта вместе сжуем.
Наши зубы остры,
Не погаснут костры,
Эту ночь проведем мы вдвоем.

В дымной сталактитовой пещере,
Где со стенок капала вода,
Анекдот времен архейской эры
Я тебе рассказывал тогда.
Ты иглой орудовала рьяно,
Не сводя с меня мохнатых век.
Ты была уже не обезьяна,
Но, увы, еще не человек.

Вспомни — наше первое свиданье
Было над извилистой рекой.
Слышалось ворчанье и урчанье:
Мы с тобою шли на водопой.
Ты сказала: «Вся в твоей я власти,
От любви, как от огня, горю!»
И в порыве тихой, нежной страсти
Откусила напрочь мне ноздрю.

Помнишь питекантропа соседа,
И как ловко он тебя отбил
Тем, что ежедневно для обеда
Кости динозавра приносил.
Ты любила есть сырое мясо
И лакать бизонье молоко.
Ты меня ругала лоботрясом,
Если не принес я ничего.

До сих пор я часто вспоминаю
Темный вечер высоко в горах,
Где тебя сырую доедая,
Плакал я, от ревности горя.
И ночами снится мне недаром
Холодок базальтовой скалы,
Тронутые грязью и загаром
Ноги волосатые твои.

С. Белецкий. Заметки к истории песен в археологических экспедициях. Песни Псковской экспедиции Эрмитажа / Далекое прошлое Пушкиногорья. Выпуск 6. Песенный фольклор археологических экспедиций. Сост. С. В. Белецкий. Санкт-Петербург, 2000.

Вариант бытовал в Псковской археологической экспедиции Эрмитажа во второй половине 1960-х гг.

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует
/* */