Они стояли на корабле у борта

ОНИ СТОЯЛИ НА КОРАБЛЕ У БОРТА…

Они стояли на корабле у борта,
Он перед ней — с протянутой рукой.
На ней — красивый шелк, на нем — бушлат потертый,
И говорил он ей с улыбкой и мольбой.
Он говорил ей: — Туда взгляните, леди,
Там в облаках витает альбатрос,
Я верю, что любовь моя нас приведет к победе,
Хотя вы леди, а я простой матрос!

А море грозное ревело и стонало,
На скалы черные летел за валом вал,
Как будто море чьей-то жертвы ожидало,
Стальной гигант кренился и стонал!

Но на призыв влюбленного матроса
Сказала леди: «Нет!» — потупя в море взор.
Любовь вскипела в нем, как крылья альбатроса,
И кинул леди он в бушующий простор!

А море грозное ревело и стонало,
На скалы черные летел за валом вал,
Как будто море эту жертву принимало,
Стальной гигант кренился и стонал!

А поутру, в глухом углу таверны
Сидел моряк, пил горький ром, кого-то тихо звал.
А море выбросило труп в красивом шелке,
На каменный гранит прибрежных диких скал.

А море грозное ревело и стонало,
На скалы черные летел за валом вал,
Как будто море новой жертвы ожидало,
Стальной гигант кренился и стонал!

С фонограммы Владимира Меньшова, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 3, «Восток», 2001.

ВАРИАНТЫ (2)

1. Они стояли на корабле у борта.

Они стояли на корабле у борта,
Он перед ней — с протянутой рукой.
На ней — тяжелый шелк, на нем — бушлат потертый,
Но взор горел надеждой и мольбой.

Припев:

А море Черное ревело и стонало,
На скалы грозные взлетал за валом вал,
Как будто море чьей-то жертвы ожидало.
Стальной гигант кренился и стонал!

Он говорил ей: — Сюда взгляните, леди,
Где над волной взлетает альбатрос,
Моя любовь нас приведет к победе,
Хоть знатны вы, а я простой матрос!

Но на слова влюбленного матроса
С презреньем леди свой опустила взор.
Душа взметнулась в нем, как крылья альбатроса,
И бросил леди он в бушующий простор!

А поутру, когда всходило солнце,
В приморском кабаке один матрос рыдал,
Он пил горячий ром среди друзей веселых
И пьяным голосом кого-то призывал.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, «Книга», 1996.

2. А море Черное ревело и стонало…

Они стояли на корабле у борта.
Он перед ней — с протянутой рукой.
На ней — тяжелый шелк,
На нем — бушлат потертый,
Но взор его горел надеждой и мольбой.

А море Черное ревело и стонало,
На скалы острые взлетал за валом вал,
Как будто море чьей-то жертвы ожидало.
Стальной гигант крепился и стонал!

Он говорил ей: «Сюда взгляните, леди,
Где над волной гуляет альбатрос,
Моя любовь нас приведет к победе,
Хоть знатны Вы, а я простой матрос.

Но на слова влюбленного матроса
С презреньем леди отвела свой взор.
Душа взметнулась в нем,
Как крылья альбатроса,
И бросил леди он в бушующий простор…

А поутру, когда всходило солнце,
В приморском кабаке один матрос рыдал,
Он пил горячий ром среди друзей веселых
И пьяным голосом кого-то призывал…

А море Черное ревело и стонало,
На скалы острые летел за валом вал,
Как будто море новой жертвы ожидало.
Стальной гигант крепился и стонал!

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск, «Мангазея», 2001, стр. 151-152.

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует
/* */