Помнишь степь далекую, глухую

ПОМНИШЬ СТЕПЬ ДАЛЕКУЮ, ГЛУХУЮ.

. Помнишь степь далекую, глухую
На чужом скалистом берегу.
По тебе, Россия, я тоскую
И в матросском сердце берегу.

Помнишь ночи, полные тревоги,
Свет прожекторов, дозор ночной,
Помнишь эти пыльные дороги,
По которым нас водил конвой,

По которым день и ночь стучали
Часовых тяжелые шаги.
Помнишь, как с тобою нас встречали
Лагерей тревожные гудки.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, «Книга», 1996.

Непонятная песня. Может, она не лагерная, а песня военнопленных? А первый куплет вообще напоминает скорее русско-японскую войну 1904-1905 гг. Есть похожие по тексту фронтовые песни времен Великой Отечественной: «Помню ночь метельную, шальную. » (на основе стихотворения Алексея Суркова «Девушка в шинели», 1942), «Помню дым походного привала. » и «Сестра».

Помню ночку тёмную, глухую…

Помню ночку тёмную, глухую,
На чужом скалистом берегу.
По тебе, свобода, я тоскую
И надежду в сердце берегу.

Помню годы, полные тревоги,
Свет прожекторов ночной порой.
Помню эти пыльные дороги,
По которым нас водил конвой.

На которых день и ночь звучали
Частые, тяжёлые шаги.
Разве ты забыл, как нас встречали
Лагерей тревожные гудки?!

В лагерях мечтают о свободе.
Не дано там права говорить.
Там винтовки часовых на взводе
Могут вам свободу заменить.

Мрок пройдёт, пройдут года упрямо.
Все забудут наши имена.
И никто не вспомнит, только мама
Скажет, что у сына седина.

Может, сын ещё к тебе вернётся.
Мать-старушка выйдет на перрон.
Скажет: «Здравствуй, сын!» — и отшатнётся,
Подавив в груди невольный стон.

Скоро вы увидите, как летом
На полях цветочки расцветут.
Разве вы не знаете об этом,
Что цветы свободных только ждут?!

Антология студенческих, школьных и дворовых песен / Сост. Марина Баранова. – М.: Эксмо, 2007.

Четыре последних куплета заимствованы из лагерной песни «На заливе тает лед весною».

Залайкать и забрать к себе на стену: