Серая юбка

Когда в море горит бирюза,
Опасайся дурного поступка.
У нее голубые глаза
И дорожная серая юбка.

Брось, моряк, не грусти,
Не зови ты на помощь норд-веста.
Эта мисс из богатой семьи,
Эта мисс ведь чужая невеста.

Увидавши ее на борту,
Капитан вылезает из рубки
И становится с трубкой во рту
Перед девушкой в серенькой юбке.

И, наружно владея собой,
Капитан к незнакомке подходит,
О поэзии грустной морской
Разговор оживленный заводит.

Говорит про оставшийся путь,
Мисс любуется морем и шлюпкой,
А он смотрит на девичью грудь
И на ножки под серенькой юбкой.

А наутро в каюте видна
Позабытая верная трубка,
И при матовом свете огня
Вся измятая серая юбка!

А как кончится рейс наконец,
Мисс уедет на берег на шлюпке,
И другой поведет под венец
Эту девушку в серенькой юбке.

И опять он стоит на борту,
Только нету в зубах верной трубки.
А в далеком британском порту
Плачет девушка в серенькой юбке!

С фонограммы Киры Смирновой, CD «В нашу гавань заходили корабли: Кира Смирнова», «Восток», 2001. Этот же вариант: В нашу гавань заходили корабли. Пермь: Книга, 1996.

В сб.: Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск: Мангазея, 2001. С. 150-151. — этот же вариант под заглавием «Когда в море горит бирюза. «, без припева, ст. 11 «О романтике грустной морской», ст. 21 «И как кончится рейс наконец».

На эту же мелодию поется лагерная песня «Девушка в синем берете». Логично предположить, что «Серая юбка» первична, появилась где-то в конце 1920-х, «Девушка в синем берете» сложена на ее основе, ее первая строка фонетически, грамматически и содержательно копирует первую строку «Серой юбки».

Очень близкая мелодия — у танго 1944 года «Тоска по родине», написанного для Петра Лещенко в освобожденном Бухаресте Жоржем Ипсиланти на стихи советского фронтового художника Георгия Храпака. В 1945 году «Тоску по Родине» в том же Бухаресте записала на пластинку Мия Побер (прослушать запись можно здесь). На музыку этого танго сложены известная песня ГУЛАГа «Не печалься, любимая» и воровская «Ветер в роще листвою шуршит».

Когда море блестит бирюзой,
Опасайся шального поступка.
У нее голубые глаза
И короткая серая юбка.

Увидавши ее на борту,
Капитан вылезает из рубки
И становится трубкой во рту
Возле девушки в серенькой юбке.

Говорит ей про пройденный путь
И про парус, что веет над рубкой,
А сам смотрит на девичью грудь
И на ножки под серенькой юбкой.

Капитан, курс неверный смени,
Чтоб уйти от порывов норд-веста!
Ведь она из богатой семьи
И британского лорда невеста.

Но под утро в каюте лежит
Капитана заветная трубка
И такая простая на вид,
Чуть измятая серая юбка.

Капитан, как всегда, на борту,
Курит старую верную трубку.
А в далеком английском порту
Плачет девушка в серенькой юбке!

Две последние строки повторяются

Расшифровка фонограммы Валерия Власова, аудиокассета «Шансон ретро архив», VETER Entertainment, 2005.

В этом варианте нет припева.

3, 4 и 6-й куплеты исполняются на мелодию 1-го куплета. 5-й и 7-й куплеты исполняются на мелодию 2-го куплета.

1. Когда море горит бирюзой,
Опасайся шального поступка.
У нее голубые глаза
И дорожная серая юбка.

2. И, увидев ее на борту,
Капитан вылезает из рубки
И становится с трубкой во рту
Возле девушки в серенькой юбке.

3. Говорит ей про пройденный путь,
Наслаждается морем и шлюпкой,
А сам смотрит на девичью грудь
И на ножку под серенькой юбкой.

4. Ночь тиха. Капитан с ней сидит
И о чем-то ее умоляет.
— Мери, Мери, — он тихо твердит,
Глаз лукавых с нее не спускает.

5. Наутро в каюте нашли
Капитана потухшую трубку
И, при матовом свете луны,
Всю измятую серую юбку.

6. Так окончен был рейс наконец.
Мисс уехала в беленькой шлюпке.
И другой поведет под венец
Эту девушку в серенькой юбке.

7. Так брось, капитан, не грусти,
Не надейся на помощь норд-веста.
Эта мисс из богатой семьи
И к тому же другого невеста.

Слова и музыка — не позднее 1930 года.

Шел трамвай десятый номер… Городские песни. Для голоса в сопровождении фортепиано (гитары). / Сост. А.П. Павлинов и Т.П. Орлова. СПб.: Композитор – Санкт-Петербург, 2005.

3. Мисс в серенькой юбке

Когда в море блестит бирюза,
Опасайся шального поступка.
У нее голубые глаза
И дорожная серая юбка.

Увидавши ее на борту,
Капитан вылезает из рубки
И становится с трубкой во рту
Возле девушки в серенькой юбке.

Говорит с ней про пройденный путь
И как будто любуется шлюпкой,
А сам смотрит на девичью грудь
И на ножки под серенькой юбкой.

Капитан, курс неверный смени,
Чтоб устоять перед порывами зюйд-веста.
Эта мисс из богатой семьи
И шикарного лорда невеста.

Но под утро в каюте лежит
Капитана заветная трубка.
Рядом с ней простая на вид
Чуть измятая серая юбка.

Капитан держит трубку во рту.
Синий дым извлекает из трубки.
А в далеком английском порту
Плачет девушка в серенькой юбке.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н.В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. (Золотая коллекция).

4. Когда в море горит бирюза

Когда в море блестит бирюза,
Опасайся шального поступка.
У нее голубые глаза
И дорожная серая юбка.

Вот, увилдев ее на борту,
Капитан наш выходит из рубки
И становится с трубкой во рту
Рядом с девушкой в серенькой юбке.

Говорит про оставшийся путь,
Восхищается морем и шлюпкой,
А сам смотрит на девичью грудь
И на ножки под серенькой юбкой.

А наутро в каюте лежит
Позабытая верная трубка,
И при матовом свете шуршит
Вся измятая серая юбка.

Ты под вечер, моряк, не грусти,
Не зови ты на помощь норд-веста,
Это мисс из богатой семьи
И богатого лорда невеста.

Скоро долгому рейсу конец,
Мисс уедет на беленькой шлюпке,
И другой поведет под венец
Эту девушку в серенькой юбке.

История Военно-морского флота в песнях. Приложение к журналу «Записки по гидрографии» №274. СПб.: 2008 / Сост. Ю.Г. Попов. С. 19-20.

Залайкать и забрать к себе на стену: