В эпоху войн, в эпоху кризисов

В ЭПОХУ ВОЙН, В ЭПОХУ КРИЗИСОВ

В эпоху войн, в эпоху кризисов,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика
Была красивая жена.
Знакомства делала случайные,
Любила кольца и меха,
И к ней подсел брюнет отчаянный
В шашлычной на ВДНХ.

Сквозь брызги желтого шампанского
И сквозь зернистую икру
Не разглядеть американского
Агента сети ЦРУ.
Забыв инструкции и правила
И не узнавши, кто есть он,
Она и адрес свой оставила,
И свой домашний телефон.

Вот спит она в его объятиях,
Забывши, что не дремлет враг,
А он пришел к ней для изъятия
Секретных формул и бумаг.
Он ищет план завода энского,
В постель заброшенный брюнет,
Ему не надо тела женского,
А нужен атомный секрет.

Но… специальные товарищи,
Что всё узнали про него,
Его застали в сейфе шарящим,
Причем совсем без ничего.
Они сказали даме: — Ясно вам,
Кто этот голый господин?
И тут увидела несчастная,
Что не брюнет он, а блондин.

В эпоху войн, в эпоху кризисов,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика
Жена быть курвой не должна.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, «Книга», 1996.

ВАРИАНТЫ (4)

1. В эпоху войн, в эпоху кризиса

В эпоху войн, в эпоху кризисов,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика
Была красавица жена.
Знакомства делала случайные,
Носила кольца и меха,
И к ней подсел брюнет отчаянный
В шашлычной на ВДНХ.

Сквозь брызги пенного шампанского
И сквозь зернистую икру
Не разглядеть американского
Агента сети ЦРУ.
Забыв инструкции и правила,
И не спросив, кто даже он,
Она и адрес свой оставила,
И свой домашний телефон.

Вот спит она в его объятиях,
Но никогда не дремлет враг,
Ведь он пришел к ней для изъятия
Секретных формул и бумаг.
Он ищет план объекта энского,
В постель заброшенный субъект,
Ему не надо тела женского,
А нужен ядерный секрет.

Но всем известные товарищи,
Которым дел до всего,
Его застали в сейфе шарящим,
Причем совсем без ничего.
Они сказали: «Дело ясное,
Кто этот голый господин».
И тут увидела несчастная,
Что не брюнет он, а блондин.

В эпоху войн, в эпоху кризиса,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика
Должна быть бдительной жена.

С фонограммы Дмитрия Курилова, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 5, «Восток», 2001.

2. Шпионская строевая

В эпоху войн и острых кризисов,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика
Была красавица жена.

Знакомства делала случайные,
Любила кольца и меха,
И к ней подсел брюнет нечаянный
В шашлычной на ВДНХа.

Сквозь брызги желтого шампанского
И сквозь зернистую икру
Не разглядеть американского
Агента сети ЦРУ.

Забыв инструкции и правила,
И не узнавши, кто он есть,
Она и адрес свой оставила,
И телефон, и даже честь.

Вот спит она в его объятиях,
Забывши, что не дремлет враг,
А он пришел к ней для изъятия
Секретных формул и бумаг.

Он ищет план завода энского,
В постель заброшенный брюнет,
Ему не надо тела женского,
А нужен атомный секрет.

Но компетентные товарищи,
Что все узнали про него,
Его застали в сейфе шарящим,
Причем… совсем без ничего.

Они сказали даме: «Ясно вам,
Кто этот голый господин?»
И тут увидела несчастная,
Что не брюнет он, а блондин.

В эпоху войн и острых кризисов,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика
Жена быть курвой не должна.

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск, «Мангазея», 2001, стр. 223-224.

3. В эпоху войн, в эпоху кризисов.

В эпоху войн, в эпоху кризисов,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика была красивая жена (2 раза)

Знакомства делала случайные,
Носила кольца и меха.
И к ней подсел брюнет отчаянный в «Шашлычной» на ВДНХ (2 раза)

И в брызгах желтого шампанского
И сквозь зернистую икру,
Не разглядев американского агента сети ЦРУ, (2 раза)

Забыв инструкции и правила,
Не расспросив его, кто он,
Она и адрес свой оставила и свой домашний телефон (2 раза)

Вот спит она в его объятиях,
Забывши, что не дремлет враг.
А он пришел к ней для изъятия секретных формул и бумаг (2 раза)

Он ищет план объекта энского,
В постель заброшенный агент.
Ему не надо тела женского, а нужен атомный секрет. (2 раза)

Но специальные товарищи
Все разузнали про него.
Его застали в сейфе шарящим, причем совсем безо всего. (2 раза)

И тут сказали даме: «Ясно Вам,
Кто этот голый гражданин?»
И тут увидела несчастная, что не брюнет он, а блондин. (2 раза)

В эпоху войн, в эпоху кризисов,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика должна быть БДИТЕЛЬНОЙ жена! (2 раза)
(Второй раз у нас пели » СТРАШНОЮ» — Б.П.)

С сайта Павла Бернштама «Фольклор советских студентов» (создан в 1995-1999), с прим.:


4. В эпоху войн…

Записали М. Э. Зиборова и Г. А. Федулкина

В эпоху войн, в эпоху кризисов,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика
Была красивая жена.

Знакомства делала случайные,
Носила кольца и меха.
И к ней подсел брюнет отчаянный
В «Шашлычной» на ВДНХ.

Сквозь брызги жёлтого шампанского,
И сквозь зернистую икру,
Не разглядеть американского
Агента сети ЦРУ.

Забыв про данные инструкции
И даже не спросив кто он,
Она и адрес свой оставила
И свой домашний телефон.

И вот лежит в его объятиях,
Забывши, что не дремлет враг.
А прибыл он к ней для изъятия
Секретных формул и бумаг.

Искал он план объекта N-ского,
В постель заброшенный агент.
Ему не надо тела женского,
А нужен атомный секрет.

Но те известные товарищи,
Что всё узнали про него,
Его застали в сейфе шарящим,
Причем совсем безо всего.

Они сказали даме: «Ясно Вам,
Кто этот голый гражданин?»
И тут увидела несчастная,
Что не брюнет он, а блондин.

В эпоху войн, в эпоху кризисов,
Когда действительность сложна,
У засекреченного физика
Должна быть бдительной жена!

Немного отличные варианты песни под названием «Песня о непутёвой жене засекреченного физика» представлены на сайтах:

Залайкать и забрать к себе на стену: