На заре-то было, на зореньке

НА ЗАРЕ-ТО БЫЛО, НА ЗОРЕНЬКЕ…

На заре-то было, на зореньке,
заре утренней,
На восходе было
красного солнышка;
Собиралось тут собрание,
собранье не малое,
Что не малое собраньице —
казачий круг.
А вокруг-то у них –
ковры белые,
Ковры белые,
разошитые;
На коврах-то у них, казаченьков,
поставлен нов кленовый стул;
На стулу-то сидит
полковничек,
Перед ним-то стоит, перед полковничком,
млад донской казак.
Он бить-то не бьет,
все выспрашивает,
Из ума его, казаченьку,
все выпытывает,
«Ты кому, кому, казаченька,
кому служишь?»
«Я служу-то, служу, казаченька,
Царю Белому,
Царю Белому,
Петру Первому».
«Ты скажи-ка, скажи,
казаченька,
Много ли у Царя
Российского
Войска храброго,
свинцу-пороха?»
«Как у нашего Царя
Российского
Войска храброго —
конца нет,
Свинцу-пороха –
счету нет».
«3a такую смелость,
казаченька,
Я дарю тебе
волю вечную;
Ты поди же, поди
во Россиюшку,
В свое войско,
войско храброе».

Антология военной песни / Сост. и автор предисл. В. Калугин. — М.: Эксмо, 2006

У казков-некрасовцев за тем же зачином следует другой сюжет — об убийстве казаками Долгорукова, присланного Петром I в 1707 году с карательной экспедицией на Дон: см. «Некрасов убивает Долгорукова» (Ой да, на заре-то было ранней утренней. ).

Залайкать и забрать к себе на стену:


Видео еще не существует