Александр Новиков — Веня-корешок

Играла музыка в саду,
Купались лебеди в пруду,
Улыбки таяли в духах ночной прохлады
И авто-мото-ямщики
Щипали таксой кошельки,
Пиратов НЭПа доставляя до парадных.
В тот вечер Веня-корешок
Ростовщикам раздал должок
И с умным видом на рулетке делал ставки —
Он полусонному крупье
В казенном аглицком тряпье
Кричал:
Добавьте по полсотни для затравки.
.
Роняли люстры тусклый свет,
Последний банковский билет
Растаял в Вениных руках пустой ледышкой,
Как вдруг вошел какой-то тип
И Веню дернул нервный тик,
И контингент в момент замаялся отдышкой.
Тот тип был — Лева Михельсон,
Он грел под мышкой
Смит-Вессон

И мог пулять свинцом слонового колибра,
Он по природе был артист,
Но не играл ни в рамс, ни в вист,
И не лежал душой вобще к азартным играм.
Он бодро молвил:
Господа!
Прошу вас, слушайте сюда,
Кто будет прятать деньги в туфли и кальсоны —
Я это с детства не люблю,
Всем оставляю по рублю.
, —
И почесал за ухом дулом
Смит-Вессона
.
Предупредительный крупье
Согнулся в миг:
Прошу, месье.
Прошу учесть, что даже рупь мне будет лишку —
Я от души готов помочь,
И очень жаль, что время — ночь,
А то бы снял для вас ещё свою сберкнижку!

Тут все почувствовали вдруг,
Что деньги — это злой недуг,
И только Веня рухнул шумно, как с лабаза,
А заодно смахнул под стол
Десятка два купюр по сто
И напихал за обе щеки до отказа.
За пять минут — каков нахал! —
Всем Лева ручкой помахал
И дверь открыл одним рывком филейной части.
Как сон растаял нервный стресс
И нездоровый интерес
Все стали шумно проявлять к набитой пасти.
У Вени свет в глазах поблек.
— Разинь пошире кошелек. —
Три пары рук сошлись и вправду стало шире.
Сорвался крик на тонкий микс,
Как ветром сдуло пару фикс
И
портмонет
до самых гланд опустошили!
Поднялся крик, пошел дележ,
Сверкнул над Веней чей-то нож,
И он почувствовал: не время делать ставки —
Какое дело до грошей,
Когда порвали до ушей!
И Веня понял: хорошо, не спрятал в плавки!

Залайкать и забрать к себе на стену: