Владимир Высоцкий — Милицейский протокол

Считать по-нашему — мы выпили не много,
Не вру ей богу, скажи, Серега,
А если б водку гнать не из опилок,
То что б нам было с пяти бутылок?

Вторую пили близ прилавка, в закуточке,
Но это были еще цветочки.
Потом в скверу, где детские грибочки,
Потом не помню: дошел до точки.

Еще я пил из горлышка, с устатку и не емши,
Но как стекло я был, то есть остекленевший.
А уж когда коляска подкатила,
Тогда в нас было семьсот на рыло.

Мы, правда, третьего насильно затащили,
Но тут промашка — переборщили.
А что очки товарищу разбили,
Так то портвейном усугубили.

Товарищ первый нам сказал, что мол уймитель,
Что не буяньте и разойдитесь.
На «разойдитесь» я конечно согласился,
И разошелся, и расходился.

Но если я кого ругал — карайте строго,
Но это вряд ли, скажи, Серега!
А что упал, так то от помутненья,
Орал не с горя, от отупенья.

Теперь позвольте пару слов без протокола:
Чему нас учит семья и школа,
Что жизнь сама таких накажет строго,
Тут ма согласны, скажи, Серега!

Вот он проснется утром, он, конечно, скажет:
«Пусть жизнь осудит, пусть жизнь накажет!»
Так отпустите — вам же легче будет,
Чего возится, коль жизнь осудит?

Вы не глядите, что Сережа все кивает,
Он понимает, он все соображает.
А что молчит — так это от волненья,
От осознанья и просветленья.

Не запирайте люди: плачут дома детки,
Ему ведь — в Химки, а мне — в Медведки.
Да все равно: автобусы не ходят,
Метро закрыто, в такси не содют.

Приятно все же, что нас тут уважают:
Гляди — подвозят, гляди — сажают.
Разбудит утром не петух, прокукарекав,
Сержант поднимет, как человеков.

Нас чуть не с музыкой проводят, как проспимся,
Я рубь заначил — опохмелимся.
И все же, брат, трудна у нас дорога!
Эх, бедолага! Ну, спи, Серега!

Залайкать и забрать к себе на стену: